На главную Библиотека менеджмента
Основы менеджмента
Стратегический менеджмент
Инвестиционный менеджмент
Корпоративное управление
Маркетинг
Исследование систем управления
Информационные технологии
Ссылки по менеджменту
Кафедра менеджмента 2004-2010
Статьи из библиотеки

Транснациональные корпорации




А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

English

Краткое описание документа Транснациональные корпорации

Современное развитие капиталистической экономики характеризуется все увеличивающимся ростом концентрации производства и капитала как на уровне отдельных предприятий, так и на уровне корпораций. Транснациональн

смотреть на рефераты похожие на "Транснациональные корпорации"

Транснациональные корпорации.

Содержание

Введение
1. Определение ТНК
2. История развития ТНК
3. Факторы размещения ТНК
4. Секреты экономической устойчивости ТНК
5. Причины роста ТНК
6. ТНК в мировой экономике
6.1 Прямые инвестиции и транснациональные корпорации
6.2 Изменение отношения правительств к ТНК 6.3
Особенности современного этапа глобализации
7. Россия и ТНК
7.1 Проблемы создания ТНК в рамках СНГ (Содружества)
7.2 Иностранные инвестиции в России
8. Взаимоотношения ТНК с правительствами
8.1 Положительные и отрицательные аспекты привлечения инвестиций
8.2 “Треугольная дипломатия” и сценарии отношений 8.3
Экономический суверенитет иглобализация
9.ТНК и развивающиеся старны
10. Отрицательные стороны деятельности ТНК.
ТНК и безработица. Профсоюзы и ТНК.
Заключение
Список использованных источников

Введение

Современное развитие капиталистической экономики характеризуется все увеличивающимся ростом концентрации производства и капитала как на уровне отдельных предприятий, так и на уровне корпораций. Транснациональные корпорации – это гигантские монополии, которые осуществляют производственную, исследовательскую, торговую, финансовую деятельность на мировом капиталистическом рынке.

За последние 40 лет количество ТНК в мире увеличивалось и вместе с тем росли их операции на зарубежных рынках, расширялись филиальные сети.
Огромный вклад в этом направлении принадлежит США (число ТНК США превышает число «ближайшей» Японии в 4 раза). Американские ТНК поражают не только количеством, но и размахом. Например, IBM действует более чем в
200 странах и получает от иностранной деятельности 2/3 прибылей.

В докладе Центра по ТНК при ООН (1983 г.), анализируя характер роста
ТНК авторы отметили что, зарубежные операции ТНК росли быстрее, чем их деятельность в странах базирования. Так в 1980 г. доля продаж зарубежных филиалов в объеме продаж ТНК составила 40% против 35% в 1976 г. Другим примером может служить следующее: с 1974 – 1979 г. среднегодовой прирост промышленного производства развитых стран составлял около 2,1 %. За тот же период прямые заграничные инвестиции монополий возрастали в год на 17
– 18%. Все это свидетельствует о непрерывном развитии структуры филиальной сети.

Важными чертами развития ТНК после 1975г. были рост числа компаний, базирующихся в развивающихся странах,и расширение методов зарубежной экспансии, не связанных с участием ТНК в акционерном капитале иностранных предприятий.

Рост операций ТНК связан с их стремлением обеспечить интернационализацию международных экономических связей, т.е. превратить международные рыночные отношения во внутрифирменные путем объединения в рамках одной компании предприятий, находящихся в различных странах.
Результат: 1979-1981гг. выплаты зарубежных филиалов своим родительским компаниям составили 4/5 всех поступлений США за экспорт технологии; в
1977г. более 1/3 товарного экспорта и импорта США приходилось на внутрифирменные поставки ТНК.

Вместе с увеличением производственных мощностей ТНК произошло изменение в технико-организационной и правовой форме ТНК. Имеющиеся в их составе центры осуществляют проведение единой финансово-кредитной и торговой политики во всех странах, где расположены филиалы ТНК. Для управления финансово-производственной деятельностью зарубежных предприятий современные ТНК имеют, как правило, в структуре управления специальный внешний отдел.

Одной из характерных черт современных монополий является огромные расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки
(НИОКР). Например, расходы у IBM, «Форд», «Дженерал Моторс» превышают 1 млрд. долл., что превышает научно-исследовательские бюджеты многих стран.

Целью настоящей работы является анализ современных ТНК, их роли в мировом экономическом, политическом и социальном процессе.

1. Определение ТНК.

В научной экономической литературе единого понятия или четкого определения транснациональной корпорации не существует. Корпорации называют многонациональными, транснациональными, планетарными, глобальными, мировыми, межнациональными, интернациональными, супернациональными, наднациональными, международными и т.д. Такая пестрота терминов отчасти объясняется тем, что при анализе деятельности корпораций для их характеристики используются различные критерии как количественного, так и качественного порядка. Каждый автор выделяет отдельный признак или признаки, которые он считает наиболее характерными и важными. Для определения ТНК предлагаются классификации, учитывающие количество стран, в которых корпорации имеют свои филиалы, величину оборота филиалов в общем объеме продаж корпорации в целом, национальную принадлежность капитала и др.

Высказываются и другие точки зрения. Так, по определению Р. Вернона,
“институт такой сложности и разносторонности, как многонациональная корпорация, не может быть охарактеризован как имеющие четкие, ясно очерченные намерения. Подобное предприятие представляет коалицию интересов, члены которой сотрудничают в ряде случаев в достижении общих целей, а в других конфликтуют по поводу различных приоритетов”[1]. При таком подходе, если понимать его буквально, видимо, вообще невозможно в принципе установить, принадлежит ли корпорация к категории ТНК или нет.

Как видно из выше произведенных рассуждений дать четкое и однозначное определение ТНК очень трудная, если не совсем невыполнимая задача. Ввиду отсутствия единой методологии ученые продолжают предлагать все новые и новые формулировки.

Отсутствие общепринятого определения ТНК весьма выгодно для корпораций в практическом плане. Эти корпорации не только “многонациональны”, но и
“многолики”. Многообразие их специфики громадно. Используя различия в национальных законодательствах, совершая обходные маневры там, где они не могут добиться своих целей в открытую, маскируя филиалы под многонациональные предприятия, уходя от ответственности, ТНК чувствуют себя весьма уверенно. В немалой степени создавшееся положение объясняется тем, что при отсутствии формального определения и согласованных критериев отбора с правовой точки зрения возникает много спорных вопросов о том, какие фирмы относить к категории транснациональных, поскольку этот титул не регистрируется и в законодательном порядке не защищается. Поэтому проблема научного определения ТНК имеет не только академический аспект, но и большое практическое значение.

Среди ученых экономистов нет единой концепции создания транснациональных корпораций. Существуют три школы, которые опираясь на разные факторы и факты определяют разные пути создания и развития ТНК.
Концепции (Школы).
Школа стадийного развития.
Школа прямых инвестиций.
Школа глобального развития.

Следует подчеркнуть, что у каждой концепции есть свои недостатки. Это является одной из причин тому, что ученые до сих пор пытаются разработать новые теории, объясняющие развитие, становление корпораций на основе анализа других, ранее не рассматриваемых факторов.

2. История развития ТНК.

Со второй половины 80-х годов начался новейший этап глобализации мирового производства. Первый этап продолжался 30 лет, до начала первой мировой войны. Второй - 25 лет после второй мировой войны. Между вторым и третьим этапами наступает пауза в интенсивном росте международных прямых инвестиций, приходящаяся на 70-е и первую половину 80-х годов. Каждый этап интенсивного формирования и развития транснациональных предприятий сопровождался ускоренным ростом мировой экономики.

В середине 19 в., до того как получило мощное развитие международное предпринимательство, во всем мире преобладало местное производство.
Примерно 90% всех товаров и услуг производилась тогда на базе сырья и материалов, которые фирмы приобретали в радиусе 150 км, и в таких же пределах реализовывалась подавляющая часть продукции. Сегодня в индустриальных странах в среднем половина продукции производится заграничными филиалами и дочерними предприятиями ТНК. Примерно такая же доля сырья и материалов импортируется или производится заграничными отделениями.

В основе развития транснациональных корпораций лежит тенденция к интернационализации производства и капитала. Характерен вывоз капитала из промышленно развитых стран. В период 1903-1913 гг., экспорт капитала из
Англии составлял в среднем 7% от национального дохода. В целом на долю
Англии до 1914 г. приходилось более 50% всего экспортированного международного капитала. Заграничные инвестиции распределялись следующим образом: 40% было вложено в железную дорогу, 30% - правительственные и муниципальные займы. В период, между первой и второй мировой войны направление инвестиций начинает меняться: страны Западной Европы и прежде всего Англия, утрачивают свое положение кредиторов и экспортеров капитала, а американский капитал все в большей степени проникает в Западную Европу.
Характерной особенностью является то, что 25% от общей суммы составляли прямые инвестиции. Массивное движение американского капитала за границу и создание там дочерних филиалов началось вскоре после второй мировой войны.
Эта тенденция наглядно иллюстрируется данными, приведенными в таблице.

Количество открывавшихся американских заграничных филиалов.[2]

|Годы |Всего |В Западной Европе |
|51-55 |83,8 |25,6 |
|56-60 |192,0 |72,2 |
|61-65 |322,4 |136,8 |
|66-67 |390,0 |167,5 |
|68-69 |508,5 |237,0 |
|70-71 |431,0 |208,5 |
|72-73 |378,0 |179,0 |
|74-75 |265,5 |104,0 |

Происходило изменение как приложения сфер, географии и объема инвестиций, так и их сущности. Экспортированный капитал из сферы торговли, услуг, портфельных инвестиций стал перемещаться в область производства.

3. Факторы размещения ТНК.

Экономисты большое внимание обращают на стимулы или мотивы, факторы, побуждающие фирмы интернационализировать производство. По этому поводу существуют различные и весьма противоречивые точки зрения. Необходимость производить заграничные инвестиции экономисты объясняют несовершенством внутреннего и внешнего рынков, конкуренцией со стороны фирм и предприятий, принадлежащих государству, желанием реализовать технологические и организационные преимущества, управленческий и предпринимательский опыт, использовать различия в валютных курсах, обеспечить доступ к источникам сырья и т.д.

В последние годы отношение государств к иностранным инвестициям существенно изменилось: от активного ограничения под лозунгом защиты национальной независимости до всемерного поощрения в целях решения проблем занятости. В результате регионы и страны все чаще стали конкурировать между собой по поводу привлечения иностранных капиталов.

Теоретический анализ процесса интернационализации фирм - сравнительно новых раздел экономической науки: работы на эту тему появились только в конце 50-х годов 20 века. Первые исследователи делали акцент на анализе несовершенной конкуренции и олигополий. Постепенно в анализ включались факторы, связанные с организацией фирм, а также элементы теории международной торговли, касающиеся динамики сравнительных преимуществ стран. Сторонники каждого из подходов отдавали предпочтение одному из факторов.

Приверженцы синтетического подхода пытаются интегрировать три уровня анализа процессов интернационализации: фирмы, отрасли, страны. Конкурентные преимущества фирм опираются на факторы снижения издержек производства и факторы, позволяющие осуществлять дифференциацию продукции. В целом конкурентные преимущества фирм порождаются сравнительными преимуществами страны их происхождения: уровнем ее технологического развития и квалификации рабочей силы, конкурентной структурой экономики и объемом внутреннего спроса.

Как известно, фирма производит товары и предъявляет спрос на факторы производства, которые она пытается приобрести по максимально низким ценам.
Страна (национальная экономика) предоставляет фирме факторы производства в зависимости от их наличия (количества) и производительности (качества) и предъявляет спрос - через своих потребителей - на произведенные фирмой товары. Совпадение или несовпадение этих двух типов преимуществ (фирм и стран) и определяет условия для зарубежных прямых инвестиций. Однако в размещении капиталов немаловажную роль может играть и отраслевая принадлежность фирмы. Структурные характеристики отраслей в первую очередь влияют на способы размещения фирм. В современных условиях, когда границы между отраслями, группами и фирмами становятся все более подвижными и расплывчатыми, стратегия кооперации-конкуренции между фирмами затрагивает такие аспекты их деятельности, как НИОКР, производство, маркетинг, адаптация к техническим стандартам и нормам. При этом фирмы могут сотрудничать между собой на начальных стадиях конкретной разработки, проектирования и производства продукции.

Стратегические альянсы между двумя фирмами порождают специфический выигрыш от альянса, создающий основу для приобретения стратегического преимущества. Так, НИОКР, осуществляемые в рамках совместного предприятия, могут способствовать увеличению прибыли участников по двум причинам: 1) совместные работы устраняют расходы, связанные с соперничеством между фирмами; 2) они позволяют партнерам получать доступ к промежуточным результатам НИОКР, сокращая расходы на приобретения новых зданий, оборудования и т.д.

По данным опроса 323 филиалов японских фирм в Европе, проведенного в
1991 году с целью выяснения причин их размещения в европейских странах,
72,8% опрошенных фирм (респондентов) рассматривают инвестиции в Европе как этап в реализации их глобальной стратегии; 39,6% - как средство расширения спроса на японские товары; 29,1% - как средство приближения к потребителям.
При объяснении выбора той или иной страны для размещения чаще всего выдвигались следующие факторы: географическое положение страны; возможность общаться с менеджерами по-английски; наличие инфраструктуры и квалифицированной рабочей силы; емкость внутреннего рынка.[3]

Английский экономист П. Бакли и М. Кассон в 1976 г. попытались на основе выделения определенных классификационных признаков, учитывающих инвестиционные стимулы предприятий, создать свою теорию интернационализации производства. Эти авторы считают, что принятие решения о заграничных инвестициях зависит от баланса между четырьмя группами факторов, которые они определяют так:

- факторы, специфичные для данной отрасли промышленности (характер продукции, структура рынка, масштабы производства);

- факторы, специфичные для региона (размер территории, транспортные связи, культурные особенности и традиции);

- факторы, специфичные для нации или государства (т.е. политические факторы, налоговое и финансовое законодательство и др.);

- факторы, специфичные для фирмы (управленческий и производственный опыт).[4]

Теоретический анализ показывает, что успешно инвестирующие за границей ТНК обладают одним или несколькими конкурентными преимуществами по сравнению с фирмами принимающих стран. В то же время ТНК пытаются разместить свои капиталы в стране, которая обладает сравнительными преимуществами в определенной отрасли производства, либо имеет емкий рынок.
Из этих теоретических положений вытекает, что 1) стремление привлечь иностранную фирму, не обладающую конкурентным преимуществом, иллюзорно; 2) невозможно привлечь иностранные фирмы в отрасли, в которых принимающая страна не имеет никаких сравнительных преимуществ; 3) не следует мешать иностранным фирмам проникать в отрасли, в которых принимающая сторона обладает сравнительными преимуществами; 4) необходимо реально оценить конкурентные преимущества фирм, являющихся “гиперзащищенными национальными чемпионами”; если они обладают такими преимуществами, они могут участвовать в международных стратегических альянсах; 5) не следует пытаться привлечь иностранные инвестиции только с помощью финансовых стимулов, не затрагивая при этом структурных факторов и соотношения между спросом и предложением в принимающей стране.

Как отмечает Дж. Диболд американские фирмы разработали определенную технику своего “превращения в транснациональные компании”, которая основана на знании таких элементов, как налоговые и трудовые законодательства различных стран, нормы, регулирующие иностранные инвестиции и деятельность иностранных предприятий, традиции и обычаи в политической и общественной жизни и пр. Группа ученых во главе с Дж. Диболдом выделяет семь факторов, которые по их мнению, в наибольшей мере способствовали в 1950-70 гг.
(период интенсивного роста ТНК) превращению отдельных национальных компаний в ТНК.

- получение доступа к источникам дешевой рабочей силы и энергии и уклонение от соблюдения технических стандартов по охране окружающей среды и предотвращению и уменьшению ее загрязнения;

- использование с выгодой для себя изменений, происходящих в мировых торговых отношениях;

- приближение к иностранным рынкам, емкость которых возрастает;

- предотвращение захвата конкурентами иностранных рынков и источников сырья;

- обход национального антитрестовского законодательства страны происхождения ТНК;

- уменьшение и по возможности нейтрализация циклических колебаний экономики на внутреннем рынке на крупные родительские корпорации;

- реализация преимуществ, связанных с созданием полностью интегрированной системы для проведения крупномасштабных экономических операций.[5]

Следует подчеркнуть, что по существу указанные факторы отражают побудительные мотивы крупномасштабного предпринимательства вообще, движимого жаждой наживы и получения максимальной прибыли

Интернационализация производства, если говорить о инвестициях ТНК в различных регионах мира, неоднородна. Причины этой неоднородности заключается в экономических и политических факторах. Так, на Западную
Европу приходится основная масса инвестиций, вложенных в обрабатывающую и наукоемкую промышленности, тогда как в странах Латинской Америки, Азии и
Африки иностранных капитал сосредоточен главным образом в добывающих отраслях. Важно учитывать и структурный фактор. Дело в том, что параллельно с расширением экспансии корпораций происходил процесс их структурного
“созревания”. Если в начальной стадии вывоза капитала он вкладывался главным образом в добывающие отрасли промышленности, в разработку источников сырья, особенно нефти, то по мере процесса “созревания” структура капиталовложений менялась - большая часть инвестиций направлялась в обрабатывающую и наукоемкую отрасли.

4. Секреты экономической устойчивости ТНК.

Экономическим кризисам принадлежит роль своеобразных экзаменов, которые необходимо выдержать любому капиталистическому предприятию. Удачное их преодоление обеспечивает компании резкое усиление позиций за счет разоренных и ослабленных конкурентов, неудача же ограничивает возможности их развития. Максимальное смягчение последствий кризиса является для каждой фирмы задачей исключительной важности.

Современные промышленные гиганты редко гибнут во время кризисов. В последний момент их, как правило, спасают скрытые финансовые резервы, вмешательство мощных банковских групп или помощь государства. Это не означает, однако, уменьшения заинтересованности монополий в обеспечении стабильного развития.

Стабильность развития принадлежит к числу приоритетных целей большинства корпораций. Более того, особое значение придается, если допустимо такое выражение, “активной стабильности”, т.е. способности не просто выдержать испытания, но и не допустить резкого падения оборота, сохранить свою долю на рынке, известный уровень рентабельности и т.д. Не случайно фирмы, добившиеся в этом успеха, постоянно подчеркивают и рекламируют свои достижения. Западногерманский концерн “Сименс”, например,, создал поддерживаемую десятилетиями традицию выплаты одинаковых дивидендов вне зависимости от того хороша или плоха экономическая обстановка в
Германии. За исключением 1971/72 финансового года по каждой акции ежегодно выплачивалось 16% прибыли, в том числе и во время самых тяжелых в истории страны экономических кризисов 1974-75 и 1980-82 гг. Традиция была нарушена в 1984 году, но лишь для того, чтобы поднять уровень дивидендов до 20%.
Трудно себе представить более демонстративную - причем не на словах, а на деле - заявку на независимость от развития экономического цикла.

Еще более ярко способность предприятий “большого бизнеса” относительно легко преодолевать кризисы проявляется на отраслевом уровне.
Обратимся к примеру ФРГ. В 1981 г. в условиях кризиса черной металлургии оборот этой отрасли в Западной Германии увеличился в текущих ценах на 1,1%
(реально производство упало на 2,6%). Показатели же ведущих металлургических концернов оказались много выше: у фирмы Тиссен вырос на
4,1%, Фрид. Крупп - на 6,6%, Маннесманн - на 17,6%. Есть много других примеров.[6]

Каждый из примеров граничит с парадоксом, с нарушением элементарной аксиомы логики, согласно которой целое складывается из составляющих его частей. Здесь же развитие целого (отрасли) неблагоприятно, тогда как входящие в него части (монополии) процветают! Но, пожалуй, наиболее отчетливо парадоксальность ситуации видна на примере автомобилестроения
США. Представленный в таблице период 1969-1988 гг. был отнюдь не лучшим для американских монополий. На его протяжении автомобилестроение США утратило свои лидирующие позиции в капиталистическом мире. В кризисные годы (1969-
70, 1974, 1980-1982 гг.) Дженерал моторз, Форд, и особенно Крайслер, вынуждены были мириться с серьезными сокращениями своего оборота. Однако сопоставление динамики оборота “ведущей тройки” с соответствующими показателями автомобилестроения США показывает, что трудности ведущих монополий были на велики в сравнении с выпавшими на отрасль в целом.[7]

Динамика оборота Дженерал моторз, Форд, Крайслер и автомобилестроения США в целом, прирост/сокращение в % к предшествующему году.

|Год |“Большая |отрасль |Год |“Большая |отрасль|
| |тройка” | | |тройка” | |
|1969 |4,1 |3 |1979 |-0,4 |-0,5 |
|1970 |-11,7 |-16,5 |1980 |-14,6 |-20,4 |
|1971 |29,4 |36,9 |1981 |7,4 |11,9 |
|1972 |14,6 |9,7 |1982 |-4,1 |-3,4 |
|1973 |16,9 |17,0 |1983 |23,5 |35,3 |
|1974 |-6,3 |-8,2 |1984 |17,8 |21,7 |
|1975 |7,9 |2,0 |1985 |9,4 |5,2 |
|1976 |28,3 |36,2 |1986 |10,4 |1,6 |
|1977 |19,5 |23,5 |1987 |6,1 |3,0 |
|1978 |11,7 |12,1 |1988 |24,7 |19,1 |

Заметно, что развитие трех ведущих монополий было значительно стабильнее общеотраслевой нормы: кризисы были менее глубокими, более слабые отраслевые спады, подъемы не отличались столь лихорадочными приростами оборота, как у отрасли в целом.

Если же приводить “глобальную” статистику, то на каждый случай относительно неудачного прохождения кризиса монополией приходилось около
4,5 случаев, в которых динамика оборота фирмы была предпочтительней развития того же показателя на общеотраслевом уровне. Такой исход явно не может быть объяснен простой случайностью: слишком значителен перевес удачных преодолений кризисов над неудачными.

Развитие оборота 11 крупнейших монополий ФРГ в годы спадов и кризисов (1965-1988гг.)

| |Число лет, когда общий оборот монополии|
| |развивался |
|Название фирмы |Более благоприятно, |Менее |
| |чем оборот отрасли |благоприятно, чем|
| | |оборот отрасли |
|Фольксваген |6 |1 |
|Сименс |7 |0 |
|Даймлер-Бенц |6 |1 |
|Хехст |6 |2 |
|Байер |6 |2 |
|БАСФ (Basf) |6 |2 |
|Тиссен |6 |1 |
|Маннесманн |8 |1 |
|АЭГ |2 |2 |
|Фрид. Крупп |7 |2 |
|Роберт Бош |4,5 |0,5 |
|Итого вся группа |64,5 |14,5 |

Поскольку практически все крупнейшие национальные монополии капиталистических стран представляют собой ТНК, говорить о повышенной устойчивости “большого бизнеса” к кризисным потрясениям значит одновременно утверждать, что тем же свойством обладают ТНК. Более того, не вызывает ни малейшего сомнения, что в ряде случаев именно международные операции спасают верхушку монополистического капитала от серьезных кризисных потрясений.

В качестве иллюстрации обратимся к уже знакомой нам группе промышленных концернов ФРГ.

Развитие внутреннего и зарубежного оборота 11 крупнейших монополий ФРГ в годы спадов и кризисов (1965-1988 гг.)

| |Число лет, когда |Число лет, когда |
| |оборот монополий |оборот монополий за |
| |внутри страны |рубежом развивался |
| |развивался | |
|Название фирмы |Более |Менее |Более |Менее |
| |благоприят|благоприят|благоприят|благоприят|
| |но, чем |но, чем |но, чем |но, чем |
| |оборот |оборот |оборот |оборот |
| |отрасли в |отрасли в |отрасли в |отрасли в |
| |ФРГ |ФРГ |ФРГ |ФРГ |
|Фольксваген |1 |6 |6 |1 |
|Сименс |5 |2 |7 |0 |
|Даймлер-Бенц |2 |4 |5 |1 |
|Хехст |5 |4 |6 |1 |
|Байер |1,5 |6,5 |7 |1 |
|БАСФ (Basf) |4 |4 |6 |2 |
|Тиссен |3 |4 |5 |2 |
|Маннесманн |8 |1 |7 |2 |
|АЭГ |2 |2 |3 |1 |
|Фрид. Крупп |7 |2 |7 |2 |
|Роберт Бош |3,5 |1,5 |4 |1 |
|Итого вся группа |42 |37 |62 |14 |

Как видно из таблицы международная деятельность существенно укрепляет позиции монополий во время кризисов. Без нее привилегированность положения крупнейших корпораций в ходе экономического цикла просто не могла бы достигнуть тех впечатляющих размеров, которые она имеет в действительности.

Благодаря своей активности за рубежом ТНК значительно легче переносят экономические кризисы, чем их чисто внутренние конкуренты. Простая ссылка на внешнеэкономический характер деятельности, однако, вряд ли дает достаточно полное объяснение “иммунитету” ТНК к циклическим потрясениям: выход на иностранные рынки сам по себе не способен спасти от них. Риск сокращения продаж, скажем, американской фирмы в ФРГ или Великобритании ничуть не меньше опасности падения ее оборота на “родном” внутреннем рынке
США. Ведь каждое из названных государств временами переживает периоды слабой хозяйственной коньюктуры. Иными словами, ведение международных операций как таковых еще не обеспечивает монополии защиту от кризисов.
Видимо, существует механизм целенаправленного использования внешних связей в качестве средства стабилизации положения ТНК.

Наиболее естественный путь анализа кредитно-финансовой устойчивости международных монополий состоит в обращении к данным их балансов. Пример известного западногерманского автомобилестроительного концерна Даймлер-Бенц позволяет тем не менее понять всю сложность этой задачи.

Будучи формально верным, баланс концерна составлен так, чтобы закамуфлировать (особенно в отношении прибыли) истинную картину перемещения средств внутри компании.

Счет прибылей и убытков* концерна Даймлер-Бенц за 1985 г., млн. марок ФРГ.

|Статьи |Материнское|Дочерние |Весь |
| |общество |общества |концерн |
|Доходы от реализации продукции |37450 |16352 |53775 |
|Расходы на сырье, материалы и пр. |-18709 |-8536 |-27245 |
|Валовой доход от производства |18741 |7790 |2531 |
|Доходы от участий и прочих | | | |
|финансовых капиталовложений |214** |н |79*** |
|Доходы от ссуд |709 |813 |1522 |
|Прочие доходы |635 |971 |1606 |
|Совокупный валовой доход |20300 |9439 |29739 |
|Расходы на заработную плату и | | | |
|социальные платежи |-10351 |-3306 |-13657 |
|Амортизация |-2240 |-1035 |-3275 |
|Прочие расходы |-3491 |-3240 |-6731 |
|Чистый доход до уплаты налогов |4217 |1858 |6075 |
|Налоги |-2965 |-1428 |-4393 |
|Чистый доход |1252 |430 |1682 |
|Отчисления в резервы, прибыль | | | |
|прошлых лет и др. |-608 |н |-1038 |
|Балансовая прибыль |644 |н |644 |

* по укрупненным статьям. Из-за округлений возможны отклонения порядка ( 1 млн. марок. Знак “н” означает, что соответствующая цифра не может быть получена вычитанием данных по материнскому обществу из общих показателей концерна в силу их качественной разнородности.

** Включая доходы от дочерних обществ, входящих в концерн.

*** Только доходы от фирм, не входящих в концерн.

Все поступления прибыли в материнское общество от дочерних предприятий (показаны в статье “Доходы от участий и прочих финансовых капиталовложений”) оценены концерном в более чем скромную сумму 214 млн. марок, т.е. на уровне лишь 5% чистого дохода материнского общества до уплаты налогов. Если бы дело обстояло действительно так, то о серьезном стабилизирующем воздействии международной активности на общее положение концерна не могло бы быть и речи.

Легко можно видеть, что только за предоставление ссуд дочерние общества получили проценты в размере 813 млн. марок. Другими словами, если бы дочерние общества полностью прекратили свою производственную деятельность, уничтожили свое оборудование, уволили рабочих и т.д., сосредоточившись только на предоставлении займов, то даже в этом случае они могли бы переводить в штаб-квартиру почти в 4 раза больше средств, чем делали в действительности.

Реальные направления и масштабы перемещения кредитно-финансовых ресурсов между частями концерна. расположенными в разных странах, скрывают все ТНК. Компании во всем мире составляют балансы, используя слишком много странных приемов счетоводства.

Официальная прибыль - эта цифра в балансе, которой следует меньше всего доверять. Это, разумеется, не новость. Каждый ревизор знает об этом.
Новым является РАЗМЕР, в котором в балансе ныне укрываются деньги.

5. Причины роста ТНК.

Причины ускоренного роста ТНК прежде всего в том, что они сконцентрировали в своих руках научные исследования и разработки и обеспечили себе монополию на передовую технику в избранных ими областях деятельности. Как правило, ТНК выпускают наиболее совершенную продукцию или целые семейства товаров, пользующихся повышенным спросом во всем мире, под своей торговой маркой. Использование самой передовой технологии и организации производства обеспечивает высокую эффективность и рентабельность производства. Не случайно поэтому такие фирмы стремятся в полной мере реализовать свои преимущества за счет экспансии на внешних рынках.

Экспорт капитала и организация производства за рубежом еще более повышают конкурентоспособность и мощь корпораций, чья деятельность базируется на использовании научно-технического и организационного прогресса. Вывоз капитала имеет своей целью интенсивное освоение новых емких рынков. В этом отношении особенно привлекательны рынки крупных развитых стран. В свое время наиболее привлекательным для сбыта новой продукции был рынок США. С формированием и расширением общего рынка в
Западной Европе и ростом доходов на душу населения именно этот регион становится все более притягательным объектом экспансии ТНК.

Вывоз капитала может также иметь целью получение исключительного или преимущественного права на эксплуатацию источников дешевого сырья и дешевой рабочей силы. В этом случае могут представлять интерес для вложения капитала развивающиеся страны.

В последние годы все большее значение придается не природным ресурсам той или иной страны, а так называемым “приобретенным способностям к производству” - образованной и квалифицированной рабочей силе, передовой технологии и передовому опыту организации и управления. Ввиду этого вдвойне притягательными для прямых инвестиций становятся развитые страны, поскольку одновременно решается проблема рынков сбыта и использования ценных ресурсов для повышения эффективности и расширения масштабов производства.

ТНК развивают сеть своих заграничных отделений, стремясь охватить ею если не весь мир, то по крайней мере стратегически наиболее важные страны и регионы. Наряду с этим быстро растет число соглашений между ТНК о научно- техническом сотрудничестве, что должно еще более упрочить их конкурентные позиции. В связи с этим можно говорить о новой тенденции
"транснационализации исследований и разработок" и о формировании
"международных стратегических альянсов" в области предпринимательской деятельности.

По некоторым данным, число соглашений между крупнейшими ТНК о разработке перспективных технологических систем, заключенных в 1985—1989 гг., составило 2629 против 1504 в 1980-1984 гг., 317 - в 1975-1979 гг. и
169-до 1974 г. По другим данным, общее число соглашений о сотрудничестве исчисляется десятками тысяч. Они наиболее характерны для крупных и средних
ТНК, представляющих три центра мирового экономического развития. Соглашения сконцентрированы в наукоемких отраслях между фирмами, занимающимися аналогичной деятельностью или представляющими различные звенья одной технологической цепи.

Следующей основой конкурентоспособности ТНК наряду с передовой технологией и использованием лучших мировых ресурсов является интеграция в одних руках всей технологической цепочки от сырья до готовой продукции, а также смежных производств. Это позволяет наиболее эффективно развивать международное разделение труда и создавать высокоэффективные комбинации производства, обеспечивая сквозной контроль качества от сырья до конечной продукции.

Немаловажным элементом конкурентоспособности ТНК является и возможность для них выработки стратегии на основе максимально широкого учета различных перспектив научно-технического и организационного прогресса и меняющихся условий мирового экономического развития. ТНК успешно решают проблемы снижения затрат сырья и материалов, а также труда на единицу готовой продукции. По оценкам экономистов прямые затраты труда и материалов на единицу продукции снизились примерно в 2 раза в обрабатывающей промышленности за последние 50 лет.

Однако все большую проблему для них составляет тенденция быстрого роста затрат, сопряженных с выработкой стратегии развития. Имеется в виду в первую очередь весь комплекс расходов, связанных с осуществлением нововведений. Особенно значительны расходы на исследования и разработки.
Даже фирмы с годовым бюджетом на эти цели, исчисляемым миллиардами долларов, вынуждены вступать в соглашения с другими ТНК, чтобы иметь возможность в короткие сроки решать научно-технические задачи все возрастающей сложности и сохранять передовые позиции в области применения самой совершенной технологии.

Результат эффективности ТНК проявляется в возможности осуществлять прямые капиталовложения не обязательно в сферы деятельности, традиционные для той или иной корпорации, а развивать капиталовложения в перспективной стране или регионе. Именно этим объясняется стремительный рост вывоза капитала, особенно японскими ТНК, в Западную Европу в связи с образованием
Европейского союза и в Северную Америку после заключения соглашения о
Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА). Не только емкий рынок, но и возможность кооперации в области НИОКР и получения доступа к передовой технологии диктуют активность ТНК в указанных регионах.

Весьма важным условием повышения эффективности деятельности ТНК, особенно европейских и американских, явилось их превращение из иерархических структур, управляемых из одного центра по системе отношений между головной дочерними компаниями, в структуры полицентрические. Эти структуры, сохраняя преимущества глобальной организации, лучше используют преимущества отдельных стран и регионов. Их деятельность в большей степени соответствует интересам стран, в которых находятся их предприятия. Такая эволюция организационных принципов построения ТНК стала мощным стимулом изменения отношения к их деятельности со стороны национальных правительств.

6. Транснациональные корпорации в мировой экономике.

Важным является освещение вопроса, связанного с анализом природы и факторов роста международного бизнеса, который развивается на основе процессов концентрации и централизации предприятий, приводящих к формированию крупных компаний и ТНК . Главными формами объединения
(интеграции) компаний являются: а) горизонтальная интеграция, имеющая целью получение экономии на масштабе и усиление рыночной власти; б) вертикальная интеграция, направленная на обеспечение большей безопасности снабжения сырьем и необходимыми компонентами и рынков сбыта; в) диверсификация деятельности компаний с целью более эффективного распределения рисков, приводящая к формированию конгломератов. В последние годы процесс слияния и поглощения компаний в Европе охватил все ведущие отрасли: химическую, электронную, электромашиностроение, автомобилестроение, пищевую и аэрокосмическую. За последние 25 лет число ТНК ведущих промышленно развитых стран возросло с 7 тыс. до 24 тыс. в настоящее время в мире действует 37 тыс. ТНК, которые контролируют около 1/3 активов в частном секторе, их обороты составляют около 5,5 трлн. долларов. К концу 1990 г. накопления международных прямых инвестиций в мире достигли 1.7 трлн. долл. против 517 млрд. в 1980, 211 млрд. в 1973 и 112 млрд. в 1967 г.. После 1983 г. вывоз прямых инвестиций возрастал (в текущих ценах) в среднем на 29% в год, что в
3 раза быстрее прироста экспорта (9,4% в год) и в 4 раза - мирового производства (7,8% в год).[8]

Рост международных прямых инвестиций отражает тот факт, что ТНК приобретают все более важную и многостороннюю роль в мировой экономике. К началу 90-х годов они превратились в главный двигатель мирового экономического роста. ТНК обеспечивали в последние годы 80% частных расходов всего мира на исследования и разработки. При этом они контролировали такую же долю международной торговли. Стоимость продукции, производимой зарубежными отделениями ТНК, превысила объем международной торговли.

Основная роль в глобализации предпринимательской деятельности принадлежит ТНК в Северной Америке, Западной Европе и Японии. Эти три центра экономики дают 75% мирового производства, а ТНК в странах этих регионов обеспечивают выпуск 80% общего объема продукции всех ТНК во всем мире.

Ускоренному росту международного производства в последние годы предшествовало значительное накопление научно-технического потенциала.
Число ученых и инженеров, занятых исследованиями и разработками, увеличилось в ведущих индустриальных странах а 1,5 раза за период с 1975 по
1986 г. - с 1032 тыс. до 1558 тыс. человек. Число изобретений, ежегодно патентуемых в США пятью ведущими индустриальными странами, почти удвоилось за десятилетие, окончившееся в 1990 г. Оно возросло с 54,8 тыс. до 102,1 тыс.[9]

Новейший этап предпринимательства характеризуется сдвигами в соотношении сил между экспортерами капитала и изменениями веса отдельных регионов - импортеров капитала. Однако сдвиги в структуре экспорта произошли в основном внутри группы развитых стран. Доля развивающихся стран в кумулятивном итоге вывоза прямых инвестиций составляла 3% в 1990 г. и практически не изменилась за предшествующую четверть века.

6.1 Прямые инвестиции и ТНК.

Доля американских ТНК в фонде международных прямых инвестиций снизилась с 50,4% в 1967 г. до 25,9% в1990 г. В то же время суммарная доля
Японии и Германии увеличилась за тот же период с 4,0% до 21,6%. Накопления заграничных прямых инвестиций западногерманских ТНК в 1990 г. достигли 155 млрд. долл.

Япония вышла ныне на первое место по интенсивности ежегодного вывоза капитала в форме прямых инвестиций, отодвинув на второе и третье места соответственно Великобританию и США. За период с 1988 по 1990 г. Япония экспортировала в форме прямых инвестиций капитал стоимостью 126 млрд. долл., не считая реинвестиций заграничных отделений. В те же годы заграничные прямые инвестиции Великобритании с учетом реинвестиций составили 94 млрд. долл., а США (также с учетом реинвестиций) - 72 млрд.
Резко возрос годовой экспорт прямых инвестиций развивающихся стран за счет главным образом новых индустриальных стран. Еще в начале 80-х на развивающиеся страны приходился всего 1% ежегодного вывоза прямых инвестиций, а к 1990 г. эта доля увеличилась до 5%.

Начиная с середины 20 в. основная часть международных прямых инвестиций направлялась в развитые страны. Особенно притягательными в этом отношении были США и Западная Европа. За последние годы значение регионов как импортеров капитала в форме прямых инвестиций еще более возросло. В
1990 г. международные прямые инвестиции, вложенные в развитые страны, достигли 1329 млрд. долл., или 81% мирового итога, против 73 млдр. в 1967 г., когда они составили 69% итога. В том числе доля Западной Европы как импортера прямых инвестиций еще более возросла до 44% (726 млрд. долл. в
1990 г.), против 30% в 1967 г. Доля США как импортера в мировом итоге возросла за те же годы с 10 до 25%, а сумма накоплений прямых иностранных инвестиций достигла в 1990 г. 397 млрд. долл.

По состоянию на 31 марта 1991 г. на долю США и ЕС пришлось 60% кумулятивной суммы прямых инвестиций за рубежом японских ТНК, против 35% десятью годами раньше. Особое значение японские ТНК придают в последние годы приобретению действующих предприятий в США и Западной Европе. Доля
Европы в японских ассигнованиях на эти цели повысилась до 25% в первой половине 1990 г., против 13% в 1986 г., а доля США снизилась соответственно с 62 до 54%. В целом для всех ТНК в последние годы является типичным расходование 80% международных прямых инвестиций для покупки действующих предприятий или для слияния с ними. Соответственно только 20% международных прямых инвестиций идет на создание новых предприятий.

Прямые инвестиции в США корпораций, базирующихся в странах ЕС, достигли в 1990 г. 338 млрд. долл., увеличившись более чем в 3 раза по сравнению с 1982 г., при этом примерно 1/3 пришлась на долю английских ТНК.
В 1990 г. капиталовложения фирм ЕС в США на 25% превышали капиталовложения американских компаний в ЕС. В 1972 г. соотношение было 3:1 в пользу США.

ЕС выдвинулся на первое место в планах американских ТНК. По данным министерства торговли США, иностранные отделения американских ТНК предполагали вложить половину своих инвестиций в основные фонды в странах
ЕС в 1991 и 1992 гг., тогда как в 1985 г. доля этого региона составляла около 39%, в 1972 г. — 24 и в 1957 г. - 8% (с. 183). Продажи отделений американских корпораций в ЕС составили 456 млрд. долл. в 1988 г., против
184 млрд. в 1977 г., а отделений европейских компаний в США - 398 млрд. долл. в 1988 г., против 99 млрд. в 1977 г.[10]

Характерной особенностью ситуации в области международных инвестиций в последние годы для Западной Европы и США является выравнивание их позиций как экспортеров и импортеров прямых инвестиций. В 1990 г. накопления стран
Западной Европы как экспортеров примерно на 13% превышали кумулятивную сумму международных прямых инвестиций в этом регионе, тогда как в 1967 г. экспортные накопления превышали импортные в 1,5 раза. Экспортные накопления прямых инвестиций США в 1990 г. всего на 7% превышали сумму ввезенного капитала, тогда как в 1967 г. превышение было почти десятикратным, Япония на несколько десятилетий отстает от США по соотношению экспорта и импорта прямых инвестиций. Ее экспортные накопления в 1990 г. в 20 раз превышали импортные.

6.2 Изменение отношения правительств к транснациональным корпорациям.

От конфронтации к кооперации — такова сейчас эволюционная политика большинства стран мира, и прежде всего индустриальных, в отношении ТНК.
Решающие перемены в странах ЕС произошли в конце 80-х — начале 90-х годов.
В числе перемен — переход от разрешительной к регистрационной системе регулирования импорта капитала. Были отменены или существенно сокращены отраслевые ограничения на покупку предприятий иностранным капиталом, аннулированы или ослаблены все валютные ограничения, связанные с вывозом капитала. Произошла также либерализация правил использования местных ресурсов.

Остающиеся ограничения, снятие которых возможно на условиях взаимности, сохраняются в основном в отношении стран — не членов ЕС. В
.частности, в большинстве стран ЕС сохраняются требования о том, чтобы согласованная часть продукции, реализуемой дочерним предприятием иностранной компании, производилась в рамках ЕС. Столь же распространенным является требование об организации по истечении определенного срока ресурсоемких производств. Такие ограничения объективно направлены против японских ТНК, придерживающихся стратегии сохранения ключевых позиций на территории собственной страны.

Что касается вывоза капитала в форме прямых инвестиций, то к началу 90- х годов в странах ЕС практически не осталось ограничений ни на получение разрешения, ни на осуществление финансирования. Однако профсоюзы (и некоторые журналисты) все еще полагают, что вывоз капитала не способствует перестройке отечественной промышленности и созданию новых рабочих мест.

Перемены области международных инвестиций — не только свидетельство тенденции к либерализации международной торговли и других форм международных экономических отношений. Возрождение веры в могущество рыночного механизма регулирования экономики и желание "более активно участвовать в международном разделении труда" связывается, с одной стороны, с провалом социалистических режимов в обеспечении политической свободы своих граждан и создании эффективной экономики, а с другой — с успехами в экономическом развитии и экспортной экспансии ряда новых индустриальных стран Азии.[11]

Перемены в политике связаны и с осознанием того факта, что международные инвестиции способствуют интенсивному развитию международного разделения труда и получению от этого выгод, а также интеграции национальных хозяйств в систему мирового хозяйства. Эти перемены отражают признание того, что рост ТНК и развитие кооперации между ними — непременные условия научно-технического прогресса в современных условиях и повышения конкурентоспособности участников такого процесса. Это также и реакция на современные тенденции в движении международных прямых инвестиций и реорганизации ТНК. При примерном равенстве экспортных и импортных потоков капитала они не оказывают дестабилизирующего воздействия на платежные балансы индустриальных стран, а стратегия полицентрических ТНК строится с большим учетом интересов стран, где развертывается их деятельность. Не случайно, что имеющиеся ограничения на иностранные прямые инвестиции в ЕС направлены против ТНК, придерживающихся в отличие от европейских и американских компаний прежней националистической ориентации.

Определить различия в позициях американских и японских ТНК, может пример Великобритании. Здесь в 1990 г. 85% продукции американских ТНК, реализуемой на английском рынке, было произведено на предприятиях, размещенных в стране сбыта. Японские ТНК произвели в Великобритании лишь
15% объема реализуемой здесь продукции, а остальное ввезли из Японии.
Вместе с тем в книге приводятся свидетельства определенной эволюции японских ТНК в направлении предоставления большей самостоятельности заграничным отделениям, в том числе в разработке новых продуктов.
Увеличивается число европейцев и американцев, назначаемых на ключевые посты дочерних предприятий японских ТНК, действующих в соответствующих странах.

Особое место в планах ТНК занимает регион Восточной Европы и СНГ.
Большинство наблюдателей не сомневаются в колоссальных возможностях этого региона для помещения международных прямых капиталовложений. Однако регион с населением в 400 млн. человек (не считая земель Германии) к концу 1990 г. привлек такой же объем прямых капиталовложений, как Ирландия и Норвегия с населением в 5 млн. человек. Если сравнивать с индустриальными странами с таким же средним доходом на душу населения, как в наиболее развитых из стран Восточной Европы, то последние привлекли в 40 раз меньше иностранных прямых капиталовложений в расчете на душу населения. Если предположить, что основные страны Восточной Европы сумеют повысить вдвое свой жизненный уровень и завершат процесс приватизации к 2000 г., то международные прямые инвестиции в этот регион могут вырасти до 100 млрд. долл., против 2—3 млрд. в 1990 г. Примерно такой же величины к этому сроку могут достигнуть прямые инвестиции ТНК в странах СНГ.

Резкая интенсификация потока иностранных капиталовложений в этот регион должна наступить во второй половине 90-х годов. До сих пор мощному притоку международных инвестиций мешали, по его мнению, отсутствие в странах Восточной Европы должной институциональной структуры, недостаток опыта у руководящих кадров местных компаний, низкий уровень предпринимательской и трудовой культуры, ограниченный доступ этих стран на внешние рынки, недостаток организационных возможностей и материальных стимулов.

В 1991 г. генеральный директор Европейского парламента Майкл Палмер выдвинул Страсбургский план для Восточной Европы. В плане обосновывалась необходимость оказать помощь Восточной Европе в объеме 16,7 млрд. долл. в год в течение двух ближайших десятилетий для радикальной реконструкции транспортной сети и сети связи, резкого снижения уровня загрязнения окружающей среды, создания эффективной рыночной системы, стабилизации валют и поддержки платежных балансов. Необходимость такой помощи мотивировалась тем, что страны Восточной Европы на два - три поколения отстали от стран
Западной Европы по производственной и институциональной инфраструктуре.
Страсбургский план должен, как это было сделано в свое время по "плану
Маршалла", создать необходимые предпосылки для стимулирования частных инвестиций, включая иностранные прямые капиталовложения.

Многое, однако, зависит от политики правительств восточноевропейских стран, от их умения эффективно содействовать перестройке хозяйства и убедить свои народы в необходимости пройти этот путь, несмотря на
"дополнительные экономические тяготы".

Подводя итоги, можно сказать, что ТНК во все возрастающей степени превращаются в двигатели экономического роста, поскольку они создают наилучшие условия для раскрытия возможностей предпринимательства, развития передовой технологии и роста квалификации рабочей силы. Задача национальных правительств состоит в том, чтобы использовать эти возможности ТНК.

6.3 Особенности современного этапа глобализации.

Характеризуя особенности современного этапа глобализации производства, следует отметить, что на первом этапе (до первой мировой войны) вывоз капитала в форме прямых инвестиций имел главной целью эксплуатацию природных ресурсов на территориях, находившихся под контролем стран - экспортеров капитала. На втором этапе (в третьей четверти XX в.) вывоз капитала в форме прямых инвестиций был направлен на перемещение в другие страны производства тех товаров и услуг, которые завершили фазу быстрого роста в странах - экспортерах капитала.

Третий, современный этап характеризуется, не столько желанием ТНК приобрести природные ресурсы или рынки сбыта, сколько их стремлением рационализировать структуры капиталовложений и воспользоваться преимуществами глобальной либо региональной экономической интеграции, приобрести дополнительные технологические, организационные или рыночные возможности, чтобы более эффективно обеспечивать, сохранять и повышать глобальные конкурентные позиции.

Еще одна особенность деятельности ТНК в современных условиях - это стремление укрепить свои позиции на наиболее быстро растущих рынках. Именно в свете этой тенденции представляются грандиозными перспективы роста международных прямых инвестиций в странах Восточной Европы и СНГ в ближайшие десятилетия.[12]

7. Россия и ТНК.

7.1 Проблемы создания ТНК в рамках СНГ.

Распад Советского Союза стал одним из главных кризогенных факторов для российской экономики, выступавшей ядром единого народнохозяйственного комплекса СССР. Реинтеграция пост союзного экономического пространства на новых, рыночных, началах есть одна из необходимых мер по приданию России устойчивого антикризисного состояния и обеспечению нормального функционирования ее экономики.

Задача кооперации специализированных и технологически увязанных производств и предприятий, оказавшихся в одночасье по разные стороны новых государственных границ возникла сразу после распада СССР. В условиях рыночной экономики эта проблема наилучшим образом решается посредством создания различного рода транснациональных предпринимательских структур.
Создание транснациональных корпораций - единственный путь восстановления единого экономического пространства, рационального использования всего созданного совместными усилиями и, наконец, средство совместного выживания.

О справедливости данного высказывания свидетельствует совокупность предлагаемых и уже реально задействуемых мер поддержки транснациональных предпринимательских структур, возникающих в ходе акционирования и приватизации пост союзных экономик. Руководители государств и правительств
СНГ подписали, в частности, ряд соглашений, нацеленных на содействие образованию и функционированию транснациональных предпринимательских объединений, призванных обеспечить на новых, рыночных, началах рационализацию кооперативных отношений, оптимизацию проходящих через наши страны технологических цепочек.

Главное из них - подписанное 15 апреля 1994 г. главами правительств всех государств СНГ “Соглашение о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых и смешенных транснациональных объединений”[13]

Документ имеет пятилетний срок действия и носит откровенно “рамочный” характер. В силу ряда причин заключение “Соглашения” не преследовало цели установления какого-то универсального алгоритма развертывания механизма создания и обеспечения деятельности разнообразных транснациональных структур в различных сферах хозяйствования и областях экономического и научно-технического сотрудничества.

Попытка выработки общего инструментария , который удовлетворял бы всех участников “Соглашения”, вряд ли имела шанс на успех прежде всего в силу существенных различий законодательств. Поэтому в настоящее время практика учреждения и функционирования транснациональных структур базируется на законодательстве государств, юридическими лицами которых они являются, с некоторыми оговорками, предусмотренными в межгосударственных договорах.

Еще одним препятствием в деятельности по формированию и обеспечению функционирования транснациональных объединений является неурегулированный комплекс общих вопросов экономического развития Содружества
(налогообложение, цен, таможенных пошлин, системы расчетов и взаимоотношений банков, вопросы собственности).

Исключительно существенными представляются положения “Соглашения”, предусматривающие: а) условие, согласно которому деятельность транснациональных объединений не может противоречить антимонопольному национальному законодательству; б) участие в создании таких объединений в качестве учредителей государственных органов; в)возможность предоставления этим объединениям квот, лицензий, в том числе для реализации межправительственных обязательств по поставкам товаров для государственных нужд, по кооперации и для экспорта на рынки третьих стран; г) сотрудничество в рамках транснациональных объединений, предприятий различных форм собственности; д) выпуск и размещение ими акций и других ценных бумаг, участие в совместных инвестиционных проектах.

Документом конституирована совокупность устраивающих все стороны форм транснациональных объединений. Допускается их создание в любых областях деятельности, не запрещенных национальным законодательством, и в различных разновидностях, включая: совместные финансово-промышленные группы; международные хозяйственные объединения; корпорации; холдинговые компании; ассоциации и союзы; совместные предприятия; торгово-посреднические организации типа торговых домов, агентств и международных бирж; совместные коммерческие банки и их объединения; финансовые и страховые компании.
Перечисленные объединения могут осуществлять одновременно несколько видов деятельности.

Принципиально важны и следующие, установленные «Соглашением», правовые нормативы деятельности транснациональных предпринимательских объединений: 1) транснациональные объединения являются юридическими лицами по законодательству государства места их регистрации; 2) статус филиалов
(отделений) и представительств транснациональных объединений определяется в учредительных документах в соответствии с законодательством государства местонахождения филиалов (отделений) и представительств; 3) порядок оценки финансовых, материальных ресурсов и имущества, вносимых учредителями в уставной фонд транснациональных объединений, устанавливается по согласованию между ними; 4) уставной фонд транснациональных объединений формируется при этом на согласованных учредителями условиях путем объединения их финансовых, материальных ресурсов и имущества; 5) условия распределения прибыли и возмещения убытков транснациональных объединений определяются их учредительными документами; 6) взаимоотношения предприятий, входящих в транснациональные объединения, с соответствующим бюджетом государства их местонахождения, определяются законодательством этого государства; 7) инвестиционная деятельность транснациональных объединений, в том числе связанная с привлечением капитала из третьих стран, осуществляется в соответствии с законодательством государства, на территории которого производятся соответствующие вложения, и договорами, заключенными между сторонами, о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности и о взаимной защите инвестиций.

Охарактеризованное “Соглашение” положило начало формированию международно-правовой базы учреждения и функционирования транснациональных экономических структур в рамках Содружества. В этой связи можно констатировать следующее.[14]

Во-первых, после появления документа заметно усилилось внимание к проблеме интеграции стран Содружества. “Соглашение” переводится в практическую плоскость путем заключения более конкретных межправительственных соглашений (преимущественно - двухсторонних) рамочного характера и оформления на их основе договорных отношений между непосредственными участниками создаваемых транснациональных экономических структур.

Однако практическое создание транснациональных объединений идет крайне медленно; принимаемые в этой области межгосударственные решения не реализуются или реализуются крайне плохо. Вопросы создания и функционирования транснациональных объединений нуждаются в дополнительной законодательной и правовой проработке как в рамках органов СНГ, так и на национальных уровнях. Чтобы эффективно перейти от общих рамочных соглашений к практической работе по согласованию конкретных условий создания этих объединений, необходимо более энергичное сближение соответствующих национальных законодательств. Существенное значение в этом плане имели бы разработка странами СНГ совместных проектов приватизации взаимосвязанных производств и развитие перекрестного акционирования смежных предприятий.

Ускорение процесса создания российских транснациональных структур сопряжено с инициируемой Россией унификацией соответствующих аспектов хозяйственных законодательств, с преодолением таможенных барьеров и с решением комплекса непростых вопросов, касающихся собственности участников, расчетно-платежных отношений, различий в системах ценообразования и налогообложения (в частности на кооперируемую продукцию), других проблем обеспечения в рамках формирующегося экономического союза условий для эффективного взаимодействия хозяйствующих субъектов пост союзных стран.
Продвижение на данных направлениях, вкупе с доведением до логического конца линии по отмене необоснованных ограничений и бюрократических завалов на пути создания транснациональных объединений, а также с применением всего спектра законодательно предусмотренных в их отношении льгот - все это и формирует главные задачи системной государственной поддержки российских транснациональных структур.

Исходя из вышесказанного можно утверждать, что только транснационализация процессов интеграции, идущая “снизу” и поддерживаемая
“сверху”, способна превратить Содружество в новый динамично развивающейся центр мировой экономики.[15]

7.2 Иностранные инвестиции в России.

Мировой опыт доказал, что прямые инвестиции имеют ряд существенных преимуществ перед другими формами экономического содействия реформам: во- первых, они служат источником капитала для финансирования производства товаров и услуг, обеспечивают трансферт технологии, ноу-хау, передовых методов управления и маркетинга; во-вторых, в отличие от иностранных займов и кредитов не ложатся тяжелым бременем на внешний долг и даже способствуют его погашению; в-третьих, обеспечивают наиболее эффективную интеграцию национальной экономики в мировую. Исходя из этого основными задачами политики России, связанной с привлечением иностранных капиталов, являются: становление эффективно хозяйствующих единиц; стабилизация хозяйственного и финансового положения; подъем отраслей и секторов, важных для жизнеобеспечения страны в целом; ускорение структурной перестройки; формирование конкурентной рыночной среды и эффективная борьба с монополизмом; расширение экспорта и сдерживание импорта.[16]

В нынешний переходный период для России наиболее эффективным является использование следующей отраслевой схемы, отражающей роль иностранного капитала в экономике: а) отрасли, приоритетные для привлечения иностранного капитала; б) отрасли, где участия иностранного капитала ограничиваются; в) небольшое число отраслей, закрытых для иностранного капитала по соображениям национальной безопасности, защиты национальных интересов и сохранения достояния, важного для жизнеобеспечения страны.

Конкуренция на рынке капиталов имеет сегодня глобальный характер. В тех случаях, когда инвесторы имеют выбор для вложений в страны со схожими природными условиями, географическим положением и человеческим капиталом, они обращают внимание на факторы риска и экономическую мотивацию инвестиций. С этой точки зрения некоторые отрасли (например, алмазная или золотодобывающая) имеют мало конкурентов, тогда как в обрабатывающей промышленности и сфере услуг размеры потенциального рынка, квалификация рабочей силы при относительно низкой ее цене уже не являются достаточно сильными преимуществами. Государственная политика в отношении иностранных инвестиций, какой бы либеральной она не была, оказывается успешной только в том случае, если иностранные инвесторы уверены в последовательности и необратимости системных преобразований, в стабильности страны, приемщика инвестиций.

Исходя из нынешних условий инвестирования и финансовых ресурсов
России, экономисты предлагают сосредоточиться на следующих мерах стимулирования иностранных инвесторов, которые могут применяться в различных сочетаниях: освобождение вновь создаваемых совместных и иностранных предприятий от отдельных видов налогов и платежей на период от трех до десяти лет после объявления ими прибыли; вычет убытков первых лет финансирования из налоговых платежей после объявления прибыли; снижение ставок налога на прибыль и подоходного налога; уменьшение или отмена налога на добавленную стоимость, а также на прибыль, переводимую за границу; освобождение от налогов предприятий, ориентированных на экспорт; специальные гарантии правительства о сохранении налогового режима по конкретным проектам на срок их окупаемости; меры по защите внутреннего рынка посредством импортных пошлин и налогов в рамках структурной и промышленной политики; сокращение или освобождение от экспортных и/или импортных пошлин на оборудование и материалы, ввозимые иностранными инвесторами; освобождение от квотирования и/или лицензирования экспорта товаров, производимых на предприятиях с иностранными инвестициями или на территории свободных экономических зон; предоставление права ускоренной амортизации; субсидии на проведение НИОКР, строительство и эксплуатацию зданий, покрытие транспортных расходов.

Для наиболее важных и эффективных проектов целесообразны стимулы нефинансового характера, которые могут быть связаны: а) С улучшением условий для новых инвесторов - выделение земли, поддержка при сооружении предприятий, предоставление необходимой информации и услуг по изучению российского рынка, подготовке бизнес-плана, выбору удобного местоположения; б) с государственными расходами на развитие инфраструктуры - связи, транспорта, дорог, портов и обеспечением иностранным инвесторам права их льготного использования.[17]

Согласно расчетам ученых, для удовлетворения наиболее неотложных инвестиционных потребностей России необходимо примерно 9-10 млрд. долл.; для осуществления задачи технического перевооружения устаревших производств
- как минимум 50-60 млрд.; на конверсию оборонных отраслей - 25-30 млрд., в том числе в первые два-три года - 8-12 млрд. долл. В ближайшей перспективе следует ожидать вложений иностранного капитала прежде всего в отрасли, обеспечивающие доступ к использованию природных ресурсов. Возможно также размещение на территории России трудоемких и энергоемких производств иностранных фирм.

Характеризуя административный режим, сложившийся в России для иностранных инвесторов, можно отметить излишнюю забюрократизованность принятия решений по поводу инвестиционных проектов, что дезориентирует и отпугивает иностранных инвесторов.

Основные барьеры, стоящие на пути иностранных инвестиций в Россию, рассматриваются на примере нефтяной промышленности. Ких числу относятся барьеры: а) юридического характера: отсутствие законодательства о нефти, неэффективное законодательство о недрах, частые изменения налоговых режимов; б) административного характера: нерегламентированная процедура утверждения контрактов и проведения конкурсов, неурегулированность процедуры взаимодействия местной администрации с правительством и госпредприятиями; в) экономического характера: нестабильная налоговая система, жесткое валютное регулирование, трудности открытия счетов за рубежом; г) внешние факторы, связанные с получением кредитов для иностранных и российских предприятий.

В России длительные бюрократические процедуры проведения переговоров
(один-два года), подписания и утверждения контрактов (еще два-три месяца), согласования и получения лицензии (два-три месяца) столь сложны и запутанны, что можно всерьез говорить о новом типе риска - “бюрократическом риске”. Необходима строгая регламентация этих процедур.[18]

8.Взаимоотношения ТНК с правительствами.

Современное развитие мировой экономики осуществляется в условиях усиления взаимозависимости ведущих стран в области торговли, инвестиций, допускающей лишь незначительные ограничения или дискриминацию в отношении иностранных фирм. Растущая взаимозависимость проявляется в том, что темпы роста мировой торговли превышают темпы роста мирового ВВП, а темпы роста прямых зарубежных инвестиций в 4 раза превышают темпы роста мировой торговли, а также в увеличении международных потоков финансового капитала, вызванном дерегулированием рынков капитала.[19]

Центральную роль в процессе глобализации экономики играют ТНК, что проявляется в следующем: 1. Уже в 70-е годы объем производства иностранных филиалов ТНК превысил объем мировой торговли. Зарубежное производство ТНК имеет высокую концентрацию: более 50% его величины приходится на долю 420 из 37 тыс. крупнейших ТНК. 2. Рост доли ТНК в экспорте как из страны происхождения, так и из стран размещения зарубежных филиалов. Объем экспорта американских зарубежных филиалов более чем в 2 раза превышает объем всего американского экспорта. 3. На долю ТНК приходится основной объем научных исследований и разработок, финансируемых частным капиталом.
4. Увеличение численности стратегических альянсов между ТНК и развитие различных форм межфирменного сотрудничества.

За последние 20 лет произошли значительные изменения в отношении к международным инвестициям как со стороны правительств принимающих стран, так и со стороны ТНК. Если во второй половине 70-х и в 80-х годах отношение правительств принимающих стран к прямым иностранным инвестициям часто носило враждебный характер, то с начала 90-х годов это отношение стало одобрительным. Такое изменение объясняется следующими обстоятельствами: возрождением рыночной системы; глобализацией экономической активности; ростом мобильности активов, создающих богатство; увеличением числа стран, достигших достаточно высокого уровня развития; сближением экономических структур промышленно развитых стран и новых индустриальных стран; разработкой критериев оценки прямых инвестиций со стороны правительств принимающих стран.

В 90-х годах ТНК превращаются в главного организатора наукоемкого производства, лежащего в основе экономического процветания в глобальном масштабе.

Проводя политику привлечения иностранных инвестиций, правительства принимающих стран должны изучить предыдущий опыт, успехи и неудачи в этой области в разных странах и разработать макроорганизационную стратегию, в наибольшей степени соответствующую условиям и потребностям своей страны. Не следует ожидать общего благоприятного экономического эффекта от иностранных инвестиций, поскольку такой эффект зависит и от экономической политики принимающей страны и от возможных альтернатив.

8.1 Положительные и отрицательные аспекты привлечения инвестиций.

Главной целью правительств, привлекающих прямые инвестиции в 90-х годах, является повышение с их помощью конкурентоспособности страны или производительности ресурсов и создание активов в сфере юрисдикции этих стран. Принимающие страны могут повысить конкурентоспособность и укрепить сравнительные преимущества путем: 1) повышение эффективности использования существующих активов за счет применения более эффективных процедур контроля за качеством и использования более дешевых ресурсов, создания сети межфирменных связей; 2) создания новых продуктов, процессов и организационных структур, благодаря усовершенствованию национальной инновационной системы, лучшему использованию экономии на масштабах; 3) совершенствования размещения ресурсов и мощностей с целью повышения сравнительных преимуществ страны; 4) завоевания новых рынков в результате развития систем маркетинга и техники распределения; 5) ускорения процесса структурной перестройки и сокращение расходов на ее осуществление.

Однако деятельность ТНК не только дает принимающей стране преимущества, но и вызывает определенные расходы, которые могут быть разделены на две группы.

1. Различные платежи (прибыль, проценты, дивиденды, заработная плата управляющих), величина которых зависит от умения правительств принимающих стран вести переговоры с ТНК и от прочности их позиций на переговорах. В 60-
70-х годах правительства принимающих стран опасались, что монопольная власть ТНК позволит им получать чрезмерно высокую долю стоимости, добавленной производством в их зарубежных филиалах. В настоящее время главная забота принимающих стран состоит в том, чтобы не лишиться возможности интегрироваться в мировую систему производства и маркетинга.

2. Расходы, связанные с деятельностью ТНК, включающие различные ограничения, налагаемые на деятельность зарубежных филиалов (использование определенных источников сырья и компонентов производственных процессов, производство конкретных видов продуктов, ограничение рынков и т.д.), а также трансфертные цены, с помощью которых доход, созданный в стране размещения, может быть переведен в материнскую фирму или другой зарубежный филиал.

Иностранные инвестиции могут отрицательно влиять на результаты внешней торговли принимающей страны. Многие иностранные филиалы импортируют больше продуктов, чем местные фирмы. В целом выгода, которую принимающие страны получают от иностранных инвестиций, зависит от типа и возраста последних, экономических характеристик принимающей страны, макроэкономической и организационной стратегий, проводимых правительствами этих стран.

В зависимости от мотивов их осуществления зарубежные прямые инвестиции делятся на ориентированные на использование ресурсов, на рынок и на повышение эффективности производства. Различные типы инвестиций по- разному влияют на конкурентноспособность принимающей страны. Инвестиции, ориентированные на использование ресурсов, создают дополнительные активы в результате передачи технологии, организационного и управленческого опыта; обеспечивают доступ к рынкам; могут вызвать потребность в расширении производственной деятельности, связанных с использованием ресурсов.

Прямые инвестиции, ориентированные на рынок, также создают дополнительные активы, способствуют укреплению связи с поставщиками и созданию специализированных рынков рабочей силы; повышают стандарты качества; стимулируют местное предпринимательство и конкуренцию. Прямые инвестиции, имеющие целью повышение эффективности производства, усовершенствуют международное разделение труда; обеспечивают доступ к иностранным рынкам и/или источникам поставок; укрепляют связи с поставщиками; повышают уровень качества. Кроме того, существуют стратегические инвестиции, имеющие своей целью включение в мировые технологическую, организационную и маркетинговую системы. Они обеспечивают новые финансовые средства и дополнительные активы, а также доступ к иностранным рынкам; стимулируют местное предпринимательство и конкуренцию; совершенствуют международное разделение труда.

Географическое распределение прямых инвестиций в последние годы в значительной степени определяется следующими специфическими особенностями принимающих стран: распространением естественных ресурсов, а также наличием активов и рынков; уровнем цен на потребляемые факторы производства; качеством производимой продукции и уровнем производительности; наличием стимулов и препятствий для осуществления инвестиций; сравнительными выгодами от централизации производства; транспортными и коммуникационными расходами; искусственными торговыми барьерами; социальной средой и наличием инфраструктуры; различиями в идеологиях, языке, культуре, этике бизнеса; экономической системой и политикой правительств; возможность получить экономию от интеграции промышленных регионов.

В последние время стимулами для осуществления зарубежных прямых инвестиций становится возможность передачи за рубеж информации, технологий и финансовых средств, а также наличие надежной правовой базы. В целом внимание ТНК все больше привлекают страны, деловая среда которых способствует минимизации расходов на организацию и сделки.

В результате более благожелательного отношения принимающих стран к иностранным ТНК критерий привлекательности последних изменился: вместо критерия увеличения объема добавленной стоимости все чаще используется критерий повышения конкурентноспособности местных ресурсов и мощностей в долгосрочной перспективе. Эти изменения проявились в дерегулировании и либерализации рынков, приватизации многих отраслей промышленности и упразднении большого числа мер государственного регулирования (субсидий, тарифных и нетарифных барьеров, контроля за ценами и др.). Однако государство сохраняет за собой функцию “помощника” рыночной экономики. По мере того как специфические для фирмы активы становятся все более мобильными в международном масштабе, роль правительств как координаторов рынков возрастает и становится критической.

8.2 Треугольная дипломатия” и сценарии отношений.

В новых экономических условиях ТНК, осуществляя свою деятельность, вступают в конкурентные отношения с другими фирмами, борясь за долю рынка, поддерживают отношения с правительством своей страны, а также испытывают на себе влияние взаимодействий между правительствами разных стран в ходе проведения торговой политики, заключения двухсторонних и многосторонних торговых соглашений. Эти три типа отношений формулируют “треугольную дипломатию”, определяющую поведение фирм и правительств. Особое внимание стоит уделить отношениям между ТНК и правительством своей страны, которые строятся на основе договоров. Разные фирмы по-разному относятся к таким договорам: одни из них отказываются от переговоров, опасаясь обвинения в участии в политической жизни, другие стремятся к либерализации регулирующих законов, третьи лоббируют правительство, требуя повышения уровня защиты. В поддержке правительства обычно более заинтересованы слабые фирмы и фирмы наиболее уязвимых отраслей. Проводя свою линию в ходе переговоров с правительствами, ТНК должны действовать дипломатично. Если дипломатическая функция выполняется неудовлетворительно, это может вызвать реакцию правительства, противоречащую экономическим интересам фирм.

В перспективе возможны два сценария развития отношений между правительствами и ТНК. Оптимистичный сценарий предполагает, что большинство сильных ТНК будет более активно взаимодействовать с правительством и побуждать его к проведению политики, более соответствующей экономической реальности. В результате такого взаимодействия возрастает возможность формирования либерализированной глобальной экономики, характеризующейся растущей экономической взаимозависимостью стран, при этом внутренние диспропорции в экономике отдельных стран будут ослабевать и постепенно исчезать. Второй сценарий - пессимистичный: в переговорах между ТНК и правительствами будут преобладать слабые ТНК, требующие от правительств помощи в решении своих проблем. Если при этом правительства не откажутся от устаревшего взгляда на сравнительные преимущества страны, то ведущим промышленно развитым странам не удастся сохранить конкурентноспособность.

8.3 Экономический суверенитет и глобализация.

Государства и ТНК представляют собой две законные системы, наделенные потенциальными возможностями и несущие в себе конфликты взаимного сосуществования.

Попытки ООН в середине 70-х годов разработать кодекс повеления ТНК на многосторонней основе не увенчались успехом. Сейчас главными документами, определяющими права и обязанности ТНК, являются двухсторонние соглашения
(главным образом в области налогообложения). США в одностороннем порядке приняли ограничительные меры, например поправка Эксона-Флорио к торговому договору 1988 г., разрешающая президенту США ограничивать приток прямых инвестиций (ПИИ), если они создают угрозу национальной безопасности.

Ужесточение контроля над притоком ПИИ в США не вызвало аналогичной реакции у правительств других промышленно развитых стран. Напротив, большинство правительств осуществляют либерализацию рынков капиталов, что вызвано отчасти нехваткой ПИИ в развивающихся странах, отчасти растущей взаимозависимостью и необходимостью развития сотрудничества на многосторонней основе.

В настоящее время происходит модификация самой концепции суверенитета в области экономики. Сужая понятие суверенитета, правительства признают необходимость сотрудничества между Центральными банками для регулирования рынков иностранных валют, целесообразность создания глобальных стандартов в различных областях телесвязи и начавшегося процесса сближения стандартов в области национальной безопасности, здравоохранения и охраны окружающей среды.

В то же время сохраняются области, где возможны трения между ТНК и государствами, причем последние, учитывая сложность этих проблем, не стремятся к их разрешению. Новая волна международных слияний и поглощений среди крупнейших ТНК еще более осложняет процесс определения прав и обязанностей глобального бизнеса. К проблемам, вызывающим наиболее острые конфликты, относятся: налогообложение (возможность перевода прибылей из одной страны в другую или поставка крупного оборудования); стремление правительства каждой страны размещения зарубежных филиалов ТНК заставить их больше экспортировать и меньше импортировать; способы получения информации, необходимой для правительств, потребителей, профсоюзов и разных категорий населения относительно стратегии ТНК, действующих на территории данного государства; урегулирование конфликтов в соответствии с национальными законодательствами в таких сферах, как антитрестовская деятельность и экспортный контроль; стремление минимизировать деструктивное влияние конкуренции между разными странами по поводу привлечения прямых иностранных инвестиций и др.

Одновременно государства повышают требования к экономической деятельности предприятий, расположенных на их территории. Если правительства пытаются решать эти проблемы на базе одностороннего подхода, они действуют вопреки своим интересам и интересам ТНК. Единственным выходом из положения является разработка многостороннего подхода к решению проблем, который мог бы свести неизбежные трения к приемлемому уровню.

Силы, способствующие глобализации ТНК, развивают национальные границы и создают три крупных региональных экономических блока, известных под название триады. На долю ЕС, США и Японии приходится свыше 80% из числа 500 крупнейших ТНК. В современных условиях одновременно с экономической интеграцией происходит процесс политической фрагментации, в результате чего зоны действия ТНК определяются скорее культурными, чем национальными границами. Культурные факторы лежат в основе различий в стратегиях ТНК, принадлежащих к разным регионам триады: японские ТНК наиболее эффективно используют экономию от крупномасштабного производства, поскольку в этой стране бизнес и правительство поддерживают друг друга; американское правительство более подвержено действию лоббистов, поэтому деятельность их
ТНК менее эффективна; европейские ТНК отражают противоречивую сущность самого ЕС, обладающего одновременно экономической мощью и политической слабостью.

Основная тенденция в развитии ТНК в ближайшее десятилетие заключается в их глобализации, т.е. в организации производства и распределении однородных продуктов и/или услуг в мировом масштабе. Производители и распространители продуктов получат большую экономию от крупных масштабов производства. Однако процесс глобализации в предстоящий период будет существенно отличаться от глобализации прошедших десяти лет. Период
“простой” глобализации закончился, теперь ТНК должны уделять больше внимания изучению национальных различий: исследования культуры приобретают такое же значение, что и НИОКР. Глобализация производства и распределения наряду со стандартизацией требует более индивидуального подхода, способного удовлетворить различные требования. Имея дело с “мировым” потребителем, ТНК должны разработать такую стратегию управления, которая учитывала бы национальные интересы и в то же время была эффективной в глобальном масштабе. Иными словами, ТНК должны соблюдать равновесие между глобализацией и суверенитетом: ТНК должны мыслить глобально, сконцентрировав внимание на вопросах экономической эффективности, а действовать локально, учитывая неэкономические факторы.

Сопоставим тенденцию децентрализации экономической власти в Северной
Америке и Европе с противоположной тенденцией к централизации в Японии.

Усиление экономической самостоятельности провинций в Канаде ставит серьезные проблемы перед ТНК, вызывая рост предпринимательских расходов, поскольку нужно получать информацию о деятельности 11 правительств вместо одного и учитывать 11 видов бюрократической практики, норм и законов.
Суверенитет переносится на уровень провинций, дальнейшее его дробление близко приводит к анархии, что создает неблагоприятные условия для бизнеса.
В США также происходит процесс децентрализации экономической власти: под воздействием лоббистского движения правительство постоянно идет на уступки различным группам интересов. Создается впечатление, что за последние десять лет США повторяют многие ошибки, сделанные Канадой за последние 30 лети (в частности ограничение прямых иностранных инвестиций). Но если экономический национализм в Канаде в настоящее время отступает, то в США он находится на подъеме.

В результате падения тоталитарных режимов в восточноевропейских странах в Европе создались благоприятные условия для роста иностранных инвестиций. При осуществлении этих инвестиций в ближайшие 5-10 лет принцип экономической эффективности (глобализации) будет доминировать над принципом обеспечения суверенитета. В то же время принцип суверенитета будет играть все большую роль в стратегии ТНК.

В отличие от Северной Америки и Европы в Японии нет проблемы децентрализации экономической власти, и успехи японских ТНК объясняются, главным образом, высокой степенью централизации японской экономики, что дает возможность использовать рычаги промышленной и торговой политики в интересах ТНК. Более того, ТНК принимают участие в разработке промышленной политики, что делает ее более эффективной. Таким образом стратегия японских
ТНК ориентирована в большей степени на глобализацию, чем на суверенитет. Но именно эта ориентация и представляет опасность для будущего развития ТНК, так как стратегия последних может недоучитывать важность элемента суверенитета, т.е. национальных особенностей, роль которых в регионах триады неуклонно возрастает.

В целом деятельность ТНК на современном этапе дает основание полагать, что они будут оказывать положительное влияние на рационализацию и повышение эффективности мировой экономики.

9. Транснациональные корпорации и развивающиеся страны.

Роль отдельных развивающихся стран (РС)в процессе глобализации деятельности ТНК неодинакова, что объясняется следующими факторами: 1) производство большинства зарубежных филиалов ТНК ориентировано на местный рынок РС; 2) ТНК размещают свои филиалы в ограниченной группе РС; 3) зарубежные филиалы ТНК в РС чаще всего создаются в отдельных отраслях - производстве одежды, обуви, игрушек, электроники; 4) ТНК участвуют в международном разделении труда не только через производственную деятельность, но и как покупатели продукции местных фирм и организаторы системы субпорядка.

РС, в которых ТНК осуществляют производство продукции на экспорт, обычно имеют достаточно высокие темпы экономического роста. Для них характерны низкий уровень заработной платы и высокая продолжительность рабочего дня, что дает возможность эффективно использовать основной капитал. Прямые зарубежные инвестиции лежат в основе нового международного разделения труда, при котором развитие технологии и новые формы организации дают возможность разделить сложный производственный процесс на элементарные составные части, которые могут выполняться неквалифицированными работниками после соответствующей подготовки. При новом международном разделении труда зарубежные филиалы ТНК, расположенные в развивающихся странах, вертикально интегрируются в ТНК. Многие РС ориентируются свою политику развития на создание с помощью ТНК экспортного производства.

К концу 60-х годов возникает новый тип организации производства, так называемый “постфордизм”, в основе которого лежит новая конкуренция, базирующаяся не на ценах, а на инновациях. Каждая страна и каждая фирма должны найти свое место в мировом производстве в условиях новой конкуренции. В этой ситуации РС, включающиеся в процесс глобальной интеграции, не смогут долго пользоваться преимуществом в виде низкой заработной платы, так как основным фактором конкурентноспособности становятся инновации.

В эпоху “фордизма” одним из элементов ценовой конкурентноспособности была экономия на масштабах производства, имевшая три измерения: количество производимого продукта, размер предприятия и размер фирмы. Все эти три измерения существовали одновременно и действовали в одном направлении. В
“постфордистский” период стратегия производства стала более гибкой: предприятие может производить более широкую номенклатуру продуктов, что означает сокращение объема производства отдельного продукта. Последние связано с обеспечением более высокого уровня соответствия требованиям потребителя на различных рынках, включая РС. Во многих отраслях в результате применения новой философии производства, более гибкой производственной практики и автоматизации сокращаются размеры предприятий.
Особенно ярко это выражено в автомобильной промышленности. Однако размеры фирмы по-прежнему остаются определяющим элементом экономии на масштабах производства, следовательно, роль ТНК в мировой экономики возрастает. В то же время развитие технологического сотрудничества между малыми и средними фирмами является альтернативным способом распределения косвенных производственных расходов.[20]

Переход к новому “постфордистскому” типу производства непосредственно связан с отношением РС к иностранным инвестициям. Формирование этого отношения связано со следующими обстоятельствами: 1) сокращение размера предприятий открывает возможности для импортозамещающей индустриализации в
РС; 2) производственная специализация дает возможность предприятиям РС адаптировать свою продукцию к специфическим условиям отдельных рынков, не снижая качества и не повышая цен; 3) изменения, необходимые для перехода к
“постфордизму”,носят организационный характер, не являются капиталоемкими и не требуют больших валютных расходов.

Оценивая возможные последствия перехода к “постфордизму” для РС, автор отмечает, что небольшие РС (Кипр, Ямайка) развивают стратегию сотрудничества между малыми фирмами, являющуюся альтернативной господству
ТНК. Однако эта стратегия не имеет шансов превратиться в международную кооперацию в рамках “третьего мира”.

ТНК сократят масштабы использования возможностей РС по сравнению с двумя прошедшими десятилетиями, поскольку оптимальное размещение ТНК определяется местоположением конечных рынков. Деятельность ТНК будет расширяться лишь в РС, расположенных вблизи крупных рынков, например, в,
Мексике, странах Карибского бассейна; кроме того, в РС возрастает численность иностранных филиалов ТНК, происходящих из других РС.

Анализируя отношения между ТНК и РС, можно отметить, что за последние десять лет климат для иностранных инвестиций в РС значительно улучшился. В
90-е годы правительства РС отошли от политики чрезмерного вмешательства в регулирование иностранных инвестиций. Многие РС стремятся достичь тех же успехов, что и новые индустриальные страны, путем открытия своей экономики для иностранных инвестиций и технологий. В то же время в РС входит в моду критика широкого распространения рыночных отношений, которые нуждаются в некотором регулировании, совершенствуются формы государственного вмешательства и законы, регулирующие его.

В настоящее время РС допускают большую свободу деятельности ТНК при одновременном осуществлении эффективного контроля, вызванного не идеологическими или националистическими соображениями (как было раньше), а стремлением преодолеть рыночное несовершенство экономическим путем. К рыночным несовершенствам, требующим государственного вмешательства в РС относятся: неэффективное функционирование рынков капитала; низкий уровень начального образования; несовершенство рынков технологий; дискриминация в отношении мелких фирм; неоптимальный размер инвестиций из-за высокого риска и отсутствия информации.

Само существование ТНК является реакцией на несовершенство рынка, поскольку фирмам выгодно осуществлять “интернализацию” несовершенных рынков. Однако влияние такой “интернализации” рынков на экономику РС трудно оценить: одни рынки могут развиваться эффективно, развитие других может задерживаться.

ТНК являются мощным и эффективным механизмом передачи факторов производства. Распространенная в прошлом в РС критика ТНК, касающаяся усиления зависимости РС от промышленно развитых стран, эксплуатации первых вторыми, передачи неадекватной технологии, чрезмерной дифференциации продуктов оказалась необоснованной или преувеличенной. Однако озабоченность
РС деятельностью ТНК остается, поскольку последние могут исказить или помешать развитию рынков в РС.[21]

Наиболее важным вкладом ТНК в экономику РС является передача технологии. Главная проблема здесь заключается в том, как передаваемая технология влияет на технологическую базу РС. Технологическое развитие необходимо для эффективного функционирования экономики как РС, так и промышленно развитых стран. Однако РС часто оказываются неспособными к осуществлению инноваций и к эффективному использованию современных технологий. Они вынуждены готовить специалистов по новым специальностям, создавать организационные и институциональные структуры для освоения импортных технологий, что невозможно без государственного вмешательства.
Новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии достигли больших экономических успехов, поскольку проводили политику стимулирования освоения современных технологий путем предоставления защиты отдельным новым отраслям, массовых инвестиций в образование (особенно техническое), содействие развитию экспортного производства (субсидии, защита, институциональная поддержка).

ТНК играют двойственную роль в технологическом развитии РС. Последние могут получить значительную выгоду от деятельности ТНК в результате передачи технологии, ноу-хау и обучения местного персонала работе с предоставляемым оборудованием, а также адаптации его к местным условиям.
Однако выгоды, получаемые от ТНК в развитии местной базы НИОКР, менее очевидны. НИОКР, осуществляемые в зарубежных филиалах, расположенных в РС, обычно ограничиваются адаптацией новых технологий к местным условиям. ТНК предпочитают проводить НИОКР в стране происхождения, либо в филиалах, расположенных в промышленно развитых странах. В начале 90-х годов американские ТНК осуществляли 91% НИОКР в США, 8% - в своих филиалах в промышленно развитых странах и только 1% - в развивающихся странах. Вместе с тем национальный научный потенциал некоторых РС используется довольно активно, поскольку заработная плата научных сотрудников в этих странах намного ниже, чем в промышленно развитых странах. Развитие НИОКР может осуществляться не только в филиалах ТНК, но и в конкурирующих местных фирмах. Если обладающие достаточной технологической базой РС могут выиграть от присутствия ТНК, другие РС могут проиграть. На определенном этапе развития следует всячески содействовать становлению местной технологической базы, ограничив влияние ТНК. В Южной Корее и Тайване успешная стратегия технологического развития базировалась на создании местной службы НИОКР при ограничении доступа в эти страны ТНК. В Бразилии ТНК широко представлены в одних отраслях промышленности и отсутствуют в других. Технологическое развитие в этой стране происходило наиболее активно в тех отраслях, где ТНК отсутствовали, там происходила подготовка специалистов и оказывалась институциональная поддержка развитию НИОКР. Экономика Сингапура существенно зависит от деятельности ТНК, но государство активно вмешивается в их деятельность, регулирует подготовку местных кадров и совершенствует промышленную структуру. Однако, несмотря на динамичную и эффективную промышленную структуру, в Сингапуре слабо развита система ТНК.

Ограничение деятельности ТНК в РС на определенном этапе может оказаться эффективным с точки зрения технологического развития лишь при осуществлении ряда мер, укрепляющих рыночный характер экономики: содействие экспортной ориентации производства, подготовка кадров по новым специальностям, создание институциональной базы, стимулирование деятельности крупных фирм и т.д.

Следует отметить, что, хотя отношение РС к ТНК в последнее время стало более терпимым, не все проблемы разрешены и часто разрешение одних проблем приводит к возникновению других.

10 Отрицательные стороны деятельности ТНК.

ТНК и безработица. Профсоюзы и ТНК.

Корпорации прямо заинтересованы в стабилизации прибылей и оборота - базы своей кредитно-финансовой устойчивости. Они также стремятся обеспечить циклическую устойчивость капиталовложений - важнейшего средства, гарантирующего будущие позиции фирмы. Напротив численность занятых (если отвлечься от необходимости сохранения наиболее квалифицированных специалистов) компании обычно стремятся поддерживать на одном уровне. Более того, поддержание численности персонала на наиболее низком из возможных с точки зрения решения производственных задач уровне является одним из важнейших слагаемых эффективности деятельности фирмы.

Следует ожидать поэтому, что ТНК не используют свое привилегированное положение для обеспечения повышенной устойчивости числа рабочих мест на своих предприятиях.
Динамика численности занятых и оборота предприятий крупнейших монополий внутри страны и отраслей промышленности ФРГ, прирост/сокращение в % к предшествующему году.

| | Число | | | Оборот| |
| |занятых | | | | |
|ГОД | На |ТНК** | В |ТНК |отраслей|
| |предприятиях | |отраслях | | |
| |фактически |расчет*** | в | | |
| | | |целом | | |
|1971 |-2,1 |-2,5 |-0,1 |5,2 |4,8 |
|1972 |-0,8 |-0,5 |-2,0 |5,5 |6,3 |
|1973 |4,6 | |2,1 |13,,8 |14,1 |
|1974 |-0,2 |-1,5 |0,5 |18,3 |16,7 |
|1975 |-6,5 |-10,0 |-4,7 |0,8 |-3,0 |
|1976 |-0,4 |1,9 |-2,0 |10,9 |13,5 |
|1977 |1,8 | |1,1 |8,6 |5,5 |
|1978 |1,5 |0,5 |0,4 |5,6 |4,6 |
|1979 |1,6 | |1,6 |8,8 |10,4 |
|1980 |-0,7 |-2,0 |0,3 |4,7 |3,3 |
|1981 |-0,9 |-4,1 |-2,5 |10,2 |6,6 |
|1982 |-3,4 |-6,1 |-2,0 |6,0 |3,0 |
|1983 |-3,1 |1,8 |-2,7 |0,4 |5,5 |
|1984 |2,0 | |0,3 |12,0 |6,9 |
|1985 |6,8 | |3,0 |13,4 |9,9 |
|1986 |9,1 | |2,4 |2,4 |0,2 |


TfҐЁ??d?"аБj"§ЩJ
1‚^t5F3DА‚?ch[pic]h

?Дp#ИИ[pic]БЕzЛъ[p[22]А?# |
?!·АlиN
9‚^p
-----------------------
[1] Миронов, Александр Алексеевич “Концепции развития транснациональных корпораций” - М.: Мысль, 1981
[2] Джон Даннинг “ТНК укрепляют свои позиции” М., Наука, 1990
[3] Муччиелли Ж.-Л. “Факторы размещения ТНК”, журнал, “Российская академия наук”, 1994/2
[4] Полунина, Галина Владимировна “Многоотраслевые концерны” М.: Мысль,
1980
[5] Аджубей, Юрий Васильевич “Транснациональные корпорации: последствия экспансии” М.: Знание 1985
[6] Юданов, Андрей Юрьевич “Секреты финансовой устойчивости международных монополий”, М., Финансы и статистика, 1991
[7] Юданов, Андрей Юрьевич “Секреты финансовой устойчивости международных монополий”, М., Финансы и статистика, 1991

[8] Зубарев, Иван Викторович, Ключников, Игорь Константинович “Механизм экономического роста транснациональных корпораций” М.: Высшая школа., 1990
[9] Юданов, Андрей Юрьевич “Секреты финансовой устойчивости международных монополий”. - М.: Финансы и статистика, 1991
[10] Штен Ю. “Иностранные прямые инвестиции в промышленно развитых странах”, журнал, “Российская академия наук, Экономика” М. 1994/2

[11] “Проблемы зарубежного инвестирования”, журнал, “Российская академия наук, Экономика” М., 1994/2
[12] “ТНК.” Новый взгляд, 1995 - 30 сентября - 6 октября (№ 40)
[13] Шафраник Ю. “ТНК: путь в мировую экономику” Россия, 1992 26-30 июня(№
26)
[14] Шафраник Ю. “ТНК: путь в мировую экономику” Россия, 1992 26-30 июня(№
26)

[15] Шафраник Ю. “ТНК: путь в мировую экономику” Россия, 1992 26-30 июня(№
26)

[16] отв. ред. Астанович, “Иностранные инвестиции в России: Проблемы и перспективы”, Информат, 1993
[17] отв. ред. Астанович, “Иностранные инвестиции в России: Проблемы и перспективы”, Информат, 1993

[18] отв. ред. Астанович, “Иностранные инвестиции в России: Проблемы и перспективы”, Информат, 1993

[19] Серегин Н. “У кого реальная экономическая власть”, Деловой мир, 1993 -
29 сентября
[20] Ковалевский, Андрей Артурович “Транснациональный бизнес и развивающиеся страны: механизм экономического взаимодействия”, М.: Наука,
1990
[21] Березной, Алексей Васильевич “Транснациональные корпорации на рынках развивающихся стран”, М.: Наука, 1991
[22] Юданов, Андрей Юрьевич “Секреты финансовой устойчивости международных монополий”. - М.: Финансы и статистика, 1991