На главную Библиотека менеджмента
Основы менеджмента
Стратегический менеджмент
Инвестиционный менеджмент
Корпоративное управление
Маркетинг
Исследование систем управления
Информационные технологии
Ссылки по менеджменту
Кафедра менеджмента 2004-2010
Статьи из библиотеки

Экономическая безопасность России



А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

English

Краткое описание документа Экономическая безопасность России

Общее понятие экономической безопасности. Экономика России с точки зрения экономической безопасности. Необходимые меры для повышения экономической безопасности России.

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Специальный экономический факультет по переподготовке кадров

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА: Экономическая безопасность России

Выполнил студент МЭ-13

Рыжков С.Е.

Научный руководитель:

Шеров В.Г.

Оценка отлично

Санкт-Петербург 2001 г.

Содержание.

Введение.

Общее понятие экономической безопасности.

Экономика России с точки зрения экономической безопасности.

Военно-экономическая безопасность.

Внутриэкономическая безопасность.

Внешнеэкономическая безопасность.

Необходимые меры для повышения экономической безопасности России.

Заключение.

Список литературы.

Введение.

Центральное направление мирового развития в 21 веке – глобализация, Три основных вектора, под воздействием которых проходило развитие мира, это геополитика, геоэкономика и геостратегия.[1] До второй половины 20 века на первом месте находилась геополитика. Геополитика влияла на изменение географических границ государств, для достижения своих целей государства применяли военные методы воздействия, силой захватывая необходимые им территории. Главными игроками в геополитике являются различные государства, военные блоки союзных государств, преследующие схожие цели. Некоторые ещё пробуют решать свои проблемы с помощью военной силы (вторжение Ирака в Кувейт), но на первый план выходит геоэкономика, дающая возможность для мировой перестройки, лишённой открытой конфронтации, геоэкономическими (невоенными) методами. Это вызвано прежде всего возросшей ролью транснациональных корпораций. Сегодня они, а не отдельные государства, ведут борьбу за мировые ресурсы.  

Интернационализация коренным образом изменяет характер международного разделения труда. Сегодня процессы обмена идут не только между государствами, но и прежде всего между транснациональными структурами, мировыми воспроизводственными центрами (или ядрами), крупными технологическими мегаполисами. Звеньями этих центров становятся экономические структуры и системы управления, относящиеся к различным национальным экономикам. 

«Стыки» взаимодействия центров есть не что иное, как экономические границы, которые могут не совпадать с национальными. По своей конфигурации мировые производственные центры подвижны, соответствующие экономические границы носят изменяющийся характер, именно по этим границам идёт непрерывный передел мира.

В рамках мировых интернациональных структур формируется и перераспределяется мировой доход. Реализация экономических интересов происходит не только на мировом рынке, но и на так называемом экономическом атласе мира, в том числе на национальном геоэкономическом атласе.

Оперирование на геоэкономическом атласе требует не выжидательной (или коньюнктурной) торговой тактики, а наступательной, активной позиции и соответствующих механизмов реализации своих интересов. Соответственно, векторная стратегия задаёт стратегическую модель внешнеэкономических связей, целенаправленно воздействуя на формирование геоэкономической ситуации.

Национальная экономика способна к воспроизводству геоэкономически эффективно с преобразованием своего внешнеэкономического сектора из торгово-посреднической в производственно-инвестиционную модель внешнеэкономических связей. Для этого государству надо чётко определить свои стратегические интересы, и в зависимости от них строить взаимоотношения с крупными транснациональными структурами.

Если государство берёт на вооружение геоэкономический вектор развития, то появляются новые (невоенные) виды воздействия на конкурентов, такие как экономические, экологические, демографические и т.д. 

Президент РФ Путин Владимир Владимирович, в своём ежегодном обращении к нации прямо сказал, что у России есть два возможных пути развития – либо Россия будет сильным государством, либо данное государство исчезнет с атласа мира, по крайней мере в том виде, в каком оно существует сегодня. Многим иностранцам Россия нужна в виде сырьевого придатка их экономики, живущая за счёт продажи своих ресурсов. Это гибельный путь для России. Для того, чтобы выжить, государству необходимо строить свою экономическую политику с учётом  требований техногенного развития мирового сообщества в 21 веке, необходимо найти свои точки роста в виде новых технологий, в которых мы должны не догонять, а опережать зарубежных конкурентов.

Понятие экономической безопасности страны включает в себя не только поддержание на достаточном уровне социально-политической и военной стабильности государства, но и прежде всего развитие экономики с включением её в процессы глобализации, проходящие сегодня в мировом сообществе. В данной работе рассмотрены некоторые вопросы экономической безопасности страны, а также мнение автора о направлении развития российской экономики с целью отражения угроз экономической безопасности России.   

1.Общее понятие экономической безопасности страны.

Понятие национальной безопасности шире понятия экономической безопасности страны, оно включает оборонную, экологическую, энергетическую безопасность и т.д.

Ряд общих условий и факторов выдвигает понятие экономической безопасности в ряд понятий, формирующих системный взгляд на современную жизнь общества и государства:[2]

Различия в национальных интересах, стремление к более полному вычленению их из общих интересов, несмотря на развитие интеграционных процессов – требуется разработка соответствующей стратегии.

Ограниченность природных ресурсов, разная степень обеспеченности ими отдельных стран содержит потенциальную возможность для обострения экономической и политической борьбы за пользование этими ресурсами.

Возрастает значение фактора конкуренции в производстве и сбыте товаров, особенно в сфере финансово-банковских услуг. Умение создавать условия для развития финансово-банковского сектора и отладить его чёткую работу ставятся в один ряд с умением создавать новые промышленные и сельскохозяйственные технологии.

Вот почему возрастание конкурентоспособности одних стран другими рассматривается как предмет реальной опасности, угрозы их национальным интересам.

Сама экономическая безопасность имеет сложную внутреннюю структуру, в которой можно выделить три её важнейших элемента:

Экономическая независимость. Экономическая независимость не носит абсолютного характера потому, что международное разделение труда делает национальные экономики взаимозависимыми друг от друга. В этих условиях  экономическая независимость означает возможность контроля за национальными ресурсами. Необходимо выйти на такой уровень производства, эффективности и качества продукции, который обеспечивает её конкурентноспособность и позволяет на равных учавствовать в мировой торговле, кооперационных связях и обмене научно-техническими достижениями.

Стабильность и устойчивость национальной экономики, предполагающие защиту собственности во всех её формах, создание надежных условий и гарантий для предпринимательской активности, сдерживание факторов, способных дестабилизировать ситуацию (борьба с криминальными структурами в экономике, недопущение серьезных разрывов в распределении доходов, грозящих вызвать социальные потрясения и т. д.).

Способность к саморазвитию и прогрессу, что особенно важно в современном, динамично развивающемся мире. Создание благоприятного климата для инвестиций и инноваций, постоянная модернизация производства, повышение профессионального, образовательного и общекультурного уровня работников становятся необходимыми и обязательными условиями устойчивости и самосохранения национальной экономики.[3]

Необходимо подробнее рассмотреть связь между понятиями развитие и устойчивость экономики.

Развитие – один из компонентов экономической безопасности. Если экономика не развивается, то резко сокращается возможность её выживания, а также сопротивляемость и способность к адаптации к внешним и внутренним угрозам. Устойчивость и безопасность, – важнейшие характеристики экономики как единой системы. Их не следует противопоставлять, из них каждая по своему характеризует состояние экономики.

Устойчивость экономики характеризует прочность и надёжность её элементов, вертикальных, горизонтальных и других связей внутри системы, способность выдержать внутренние и внешние «нагрузки».

Безопасность – это состояние объекта в системе его связей с точки зрения способности к самовыживанию и развитию в условиях внутренних и внешних угроз, а также действия непредсказуемых и трудно прогнозируемых факторов.

Чем более устойчива экономическая система (например, межотраслевая структура) соотношения производственного и финансово-банковского капитала и т.д., тем жизнеспособней экономика, а значит, и оценка её безопасности будет достаточно высокой. 

Сущность экономической безопасности можно определить как такое состояние экономики и институтов власти, при которых обеспечиваются гарантированная защита национальных интересов, социально направленное развитие страны в целом, достаточный оборонный потенциал даже при наиболее неблагоприятном условии развития внутренних и внешних процессов. Таким образом, экономическая безопасность – это не только защищённость национальных интересов, но и готовность, и способность институтов власти создавать механизмы реализации и защиты национальных интересов развития отечественной экономики, поддержания социально-политической стабильности общества.   

Сущность экономической безопасности реализуется в системе критериев и показателей. Критерий экономической безопасности – оценка состояния экономики с точки зрения важнейших процессов, отражающих сущность экономической безопасности. Критериальная оценка включает в себя:[4]

Ресурсный потенциал и возможности его развития.

Уровень эффективности использования ресурсов, капитала и труда и его соответствие уровню использования в наиболее развитых и передовых странах, а также уровню, при котором угрозы внутреннего и внешнего характера сводятся к минимуму.

Конкурентоспособность экономики.

Целостность территориального и экономического пространства.

Сувериниртет, независимость и возможность противостоять внешним угрозам.

Социальная стабильность и условия предотвращения и разрешения социальных конфликтов.

В системе показателей-индикаторов необходимо выделять:

Уровень и качество жизни.

Темпы инфляции.

Норму безработицы.

Экономический рост ВВП.

Дефицит бюджета.

Государственный долг, встроенность в мировую экономику.

Золотовалютные резервы.

Деятельность теневой экономики.

Важны пороговые значения – предельные величины, несоблюдение значений которых препятствует нормальному ходу развития различных элементов воспроизводства, приводит к формированию негативных, разрушительных тенденций в области экономической безопасности.

Однако нет однозначного ответа на вопрос – какими должны быть эти пороговые значения. Мировая практика показывает, что даже при существенном несоблюдении пороговых значений экономика некоторых стран стабильно развивается, причём темпами, превосходящими те страны, где эти пороговые значения соблюдаются гораздо жёстче. Все эти критерии и показатели должны коррелировать друг с другом, и прежде чем браться за

соблюдение данных пороговых значений хорошо бы выяснить, как именно они взаимодействуют между собой.

 Экономическая безопасность – это эффективное удовлетворение общественных потребностей с условием соблюдения частичной экономической независимости, стабильности и устойчивости национальной экономики и способности к саморазвитию и прогрессу.

2.Экономика России с точки зрения экономической безопасности.

Структура проблем экономической безопасности приведена на схеме 1.


Схема 1. Структура проблем экономической безопасности.[5]

 

2.1. Военно-экономическая безопасность.

Проблемы ВПК.

В течение долгого времени военно-промышленный комплекс Советского Союза производил до трёх четвертей валового внутреннего продукта страны. Это был мощный комплекс, успешно конкурировавший с единственным существовавшим на тот момент противником – ВПК США. В то время основная задача, поставленная государством перед данным комплексом, была в обеспечении этого государства средствами защиты и нападения для парирования тех угроз, которые оно таковыми считало.

После развала Советского Союза развалилось и ВПК. На гребне приватизации мощные объединения рассыпались на отдельные заводы. Ранее жёстко связанные между собой серийные заводы и конструкторские бюро тоже стали абсолютно самостоятельными единицами. Россия строила свою линию поведения в экономике, добиваясь максимальной конкуренции и либерализации рынка, хотя тенденция развития мирового сообщества шла радикально противоположным курсом слияния и поглощения компаний, т.е. перехода от конкурентного к олигополистическому рынку.

Проблемами реструктуризации оборонки занимались в разное время помощник президента Ельцина по военно-техническому сотрудничеству Борис Кузык и вице-премьер правительства РФ Яков Уринсон. Основными идеями их программ реструктуризации были создание крупных вертикально-интегрированных компаний и формирование на их основе так называемого ядра оборонного комплекса. К сожалению, ни одна из задуманных вертикально-интегрированных структур не оказалась эффективной.

Формально в составе ОПК (ВПК в какой-то момент переименовали в оборонно-промышленный комплекс) сегодня числятся около 1700 предприятий. Несколько десятков из них являются головными, замыкающими кооперационные цепочки. Доля государственных унитарных предприятий (ГУП) и АО со стопроцентным госучастием составляет около 40%, совсем без госучастия – 30%, остальные имеют смешанную форму собственности. Объём производства в 1999 году в среднем составил 22% от уровня 1990 года. По производству  военной продукции они загружены на 14-14,5%, по гражданской – на 20-21%.[6]  Тяжелее всего приходится государственным унитарным предприятиям. Программы вооружений на ближайшие 10 – 15 лет правительство до сих пор не разработало. Более того, в бюджетных расходах до 2010 года расходов на модернизацию вооружений российской армии не предвидится. А без госзаказа предприятия остаются на голодном пайке. Предприятие, которому прекращают давать заказы национальные вооружённые силы, обречено на смерть в стратегической перспективе.

В российском ОПК есть несколько активных центров, собравших и собирающих вокруг себя изрядную часть всероссийского оборонного комплекса.

В процессе самостийной реструктуризации ОПК в 1998 году стали заметны два крупных экономических субъекта – холдинговая компания «Новые программы и концепции» (НПК), возглавляемая Борисом Кузыком и группа компаний «Каскол», во главе которой стоит Сергей Недорослев.

 НПК владеет контрольным пакетом «Северной верфи» (строительство и ремонт военных и гражданских судов), крупными пакетами ЛОМО, Ковровского механического завода (КМЗ) и ковровского Завода им. Дегтярева (ЗИД). Кроме того, холдинг очень активно сотрудничает с ГУП «Конструкторское бюро машиностроения» (КБМ) из Коломны. Разработанный КБМ переносной зенитно-ракетный комплекс «Игла-2», инфракрасную головку самонаведения для которого делает ЛОМО, производят совместно и КБМ, и ЗИД, и КМЗ. НПК также сотрудничает с разработчиками и производителями самолётов «Су» – ОКБ «Сухой», ГУП «Комсомольское – на – Амуре АПО» и ОАО «Иркутское АПО». Кроме того, в собственности НПК находятся пакеты предприятий , участвующих в кооперации по производству зенитно-ракетного комплекса    «С-300П» и модернизации ЗРК «Печора», - ОАО «Московский радиотехнический завод» и ОАО «КБ «Кунцево»».

«Каскол», выросший из группы профессиональных управленцев, владеет крупными пакетами акций ОАО «Нижегородский авиастроительный завод «Сокол»» (производство и модернизация самолётов «МиГ», а также гражданской авиатехники), ОАО «Росвертол» (производство и модернизация вертолётов «Ми»), ОАО «Гидромаш» (монопольный производитель гидравлики и шасси для всей авиакосмической промышленности России). Помимо этого группа участвует в управлении ОАО «Центральное конструкторское бюро «Айсберг»» (ледовое и атомное надводное судостроение) и ОАО «Центральное конструкторское бюро «Лазурит»» (подводное кораблестроение, производство перископов).        

Рядом с группой «Каскол» недавно появилась группа компаний «Ист» (президент – Александр Несис), ставшая владельцем контрольного пакета акций Балтийского завода (единственное в России предприятие, способное производить крупные корабли).

За ними следуют те, кто поменьше (в военно-промышленной части). Объединённые машиностроительные заводы (группа «Уралмаш – Ижора»), возглавляемые Кахой Бендукидзе, имеют два заметных актива в оборонке – контрольный пакет ОАО «Судостроительная фирма «Алмаз»» (малые ракетные корабли, сторожевые катера и десантные корабли на воздушной подушке) и крупный пакет акций завода «Красное Сормово» (дизельные подводные лодки).

Возрастающий интерес к оборонной промышленности демонстрирует АКБ «Межрегиональный инвестиционный банк» (МИБ), председателем совета директоров которого является Сергей Кугушев. В активах МИБ крупный пакет акций «Балтийского завода», а также права требования на значительную часть голосующих долгов Московского вертолётного завода им. Миля, выпускающего вертолёты «Ми».

Впрочем, у Московского завода проблемы с выпуском боевой техники. По российскому законодательству, если иностранной компании принадлежит более 25% акций предприятия, то данное предприятие не может выпускать боевые вертолёты, и самостоятельно их продавать на мировом рынке, если государству не принадлежит контрольный пакет. Этим в начале 90х. после приватизации воспользовался основной американский конкурент в производстве боевых вертолётов – компания United Technologies (владеет вертолётной фирмой Sikorski), купив блокирующий пакет акций вертолётного завода им. Миля. Таким образом американцы смогли прямо влиять на конструкторскую и производственную деятельность предприятия. До настоящего времени злоключения московского завода не закончились.[7]

Вокруг активных располагаются все остальные живые. Их объединяет важнейший квалифицирующий признак – они в существенно большей степени зависят от государства. И если НПК или «Каскол» смогут выжить без заказов государства, за счёт своей диверсифицированности и соотношения «военное-гражданское», то для всех остальных поддержка государства критически необходима. Кроме того, над ними висит дамоклов меч государственного самодурства, хотя форма собственности не так уж и важна – мир знает и убыточные частные, и чрезвычайно прибыльные государственные компании. Например, в Италии с 30-х годов успешно работает государственный холдинг, объединяющий около 200 высокотехнологичных компаний. А в США практически весь бизнес частный. У англичан было несколько волн национализации-денационализации. В самой России есть успешные частные и вполне прибыльные государственные компании. Основная проблема в качестве собственника. Менеджмент в России на многих государственных унитарных предприятиях часто неподконтролен государством. Государство самоустранилось от процесса управления, а если и пытается управлять своей собственностью, то часто это делает крайне неэффективно. Ощущается острый дефицит высококвалифицированных менеджеров, и даже когда они есть их вряд ли допустят до управления на государственном предприятии, т.к. при существующей системе управления государственными предприятиями необходимо потратить несколько лет для того, чтобы менеджера оценили должным образом.

Проблемы экспорта продукции ОПК заключаются в отсутствии внутреннего спроса и стремительного старения экспортного потенциала ОПК. «То, что не принято на вооружение в стране, крайне неохотно покупают за её пределами. Считается, что только национальные вооружённые силы могут обкатать технику и при необходимости заставить её работать»,- утверждает Сергей Недорослев.

Другой аспект этой проблемы – стремительное старение экспортного потенциала ОПК. Россия торгует в основном «платформами» военной техники, а этот рынок просто исчезает на глазах. В рамках многочисленных офсетных и лицензионных соглашений технологии производства платформ постепенно широко распространяются. Стремительно растёт другой рынок – электронных, оптических и других подсистем.   

Именно поэтому от государства требуется чёткая программа вооружений, которая должна быть техническим отражением чёткой военной доктрины.

Ещё одной актуальнейшей проблемой ОПК, связанной с государственной стратегией, является проблема сохранения научной школы.

Длительное отсутствие господдержки российских военных учёных и конструкторов уже сильно проредило их ряды. Если в 1990 году средний возраст персонала в оборонке составлял 39 лет, - то сегодня – 58. Число работающих докторов наук сократилось в 1,7 раза, кандидатов – в 1,6. Госразработок осталось на 3 – 5 лет. Работающим сейчас оборонщикам просто некому передавать свой опыт.

Всё последнее десятилетие структура военных расходов была такой: 75 – 80% на содержание войск, 10 – 15% на НИОКР, остальные 5 – 10% приходились на гособоронзаказ.[8] Мировому опыту соответствует другое соотношение – 40/40/20. То есть необходимо увеличить расходы на НИОКР в полтора – два раза и в четыре раза – на гособоронзаказ.

В бюджете 2001 года расходы на НИОКР были пересмотрены в сторону увеличения на 40%, но этого явно недостаточно.

По планам правительства из 1700 предприятий ВПК останется 400 – 500 холдингов, финансируемых государством. На заседании кабинета министров 11 мая было принято решение о реструктуризации авиационной промышленности путём формирования двух крупных универсальных самолёто-вертолётостроительных комплексов (СВСК) холдингового типа и нескольких специализированных (по двигателям, вооружению и т.д.) комплексов поменьше.[9] По утверждениям чиновников состав СВСК – 1 и СВСК – 2 были сформированы по принципу сложившихся связей. И если у СВСК – 1 естественным ядром является РСК «МиГ»,  то в отношении СВСК – 2 с потенциальным ядром комплекса – АВПК «Сухой» ещё не всё ясно. Формально входящие в него АПО в Иркутске и Комсомольске – на – Амуре проводят совершенно самостоятельную политику. Неясно как будет позиционирована к СВСК – 1 и СВСК – 2 группа компаний «Каскол», т.к. контролируемые ей предприятия оказались по решению чиновников в разных комплексах. Впрочем, особого вреда от этого постановления ожидать не стоит. Как заявил Илья Клебанов «не ожидается никакого силового давления и никаких директивных решений, да они и невозможны в самом деле».

Ещё одной серьёзной проблемой является взаимодействие транснациональных корпораций с российской наукой и наукоёмкими отраслями отечественной промышленности, «оно приобретает явно односторонний … характер. Например, транснациональные корпорации запатентовали сотни российских изобретений, применяемых на самых современных образцах военной техники … масштабы «патентной агрессии» против России достигают огромных размеров. В результате этого Россия может столкнуться с весьма серьёзными правовыми проблемами при продвижении своего новеёшего наукоёмкого оружия на мировой рынок».[10]

Проблемы вооружённых сил.

В начале ноября 2000 года Совет безопасности России подвёл черту под дискуссиями о военной реформе, продолжавшиеся с большей или меньшей степенью интенсивности все последние десять лет. Плачевное состояние вооружённых сил признают и сами военные, сделавшие горький вывод о том, что в ближайшей перспективе Россия будет не способна «вести крупномасштабную войну обычными средствами». Как признал секретарь Совета безопасности Сергей Иванов, «людей в погонах в России сейчас около трёх миллионов – это непосильная ноша для нашей экономики».[11] Из общего состава силовых структур, где сегодня числятся 2 млн. 360 тысяч военных и 960 тысяч гражданского персонала, должны быть уволены около 600 тысяч. В том числе армия и флот, где под ружьём находятся около 1 млн. 200 тысяч, потеряют 365 тысяч штыков, а другие войска – чуть больше 100 тысяч. В России на одного солдата два командира и три гражданских.

Согласно принятой Концепции безопасности страны, необходимо довести уровень расходов на оборону и безопасность до 5,1% от ВВП, и эта цифра в бюджете превышена: на оборону направляется 3,41%, на безопасность – 1,85%. Более трети расходной части бюджета 2001 года направлено на оборону и безопасность. Больший упор делается именно на безопасность. Антитеррористическая операция вЧечне стоит очень дорого для российского бюджета. Плохо то, что эта статья расходов будет ещё долго тормозить экономику России. Как ни парадоксально, она выгодна обеим воюющим сторонам. Это своего рода высокооплачиваемая работа, где российский контрактник получает большие деньги за наведение конституционного порядка на территории Чеченской республики – федерального субъекта РФ, а террористу хорошо оплачивается убийство российских солдат и офицеров. В безусловном проигрыше оказывается Россия, кроме экономических несущая людские и духовные потери. С теми контрактниками и срочниками, кто благополучно выполняют свою работу и возвращаются живыми в Россию необходимо проводить долгую психологическую реабилитацию, иначе они могут не приспособиться к мирной жизни и рано или поздно неадекватно среагируют на стрессовую ситуацию.

Но вывод войск из республики нанёс бы серьёзный удар по единству и территориальной целостности РФ. Ещё Макиавелли писал, что для удержания захваченной территории необходимо либо организовывать на её территории крупные военные поселения, либо переносить туда столицу государства. Так как депутаты скорей всего не захотят жить и работать в разрушенной республике, то остаётся первый вариант развития событий. В настоящее время существуют и другие, прежде всего экономические рычаги воздействия на данную проблему. Чем быстрее будут созданы рабочие места на территории Чечни, задействованы законы РФ, и обезврежены источники, вызывающие открытую конфронтацию, тем больше шансов на стабилизацию ситуации.

В настоящий момент чтобы иметь боеспособную армию России необходимо выйти на уровень 800 тысяч человек, если её кормить, учить и вооружать по мировым стандартам. Очень раздуты инфраструктуры тылового, технического, медицинского обеспечения, сеть вузов. Ни для кого не секрет, что наличие военной кафедры в институте – это способ уклонения от армии.

В СССР был один генеральный штаб ВС, который координировал всех, включая внутренние и пограничные войска. Генеральный штаб ВС ситуацией в других войсках не владеет. При передаче несколько лет назад внутренних войск в ведение МВД (для обхода подписанного договора об обычных вооружениях в Европе) были сохранены прежние формирования МВД. Получилась чрезвычайно разбухшая структура. По количеству милиционеров на 100 тысяч населения мы перегнали многие промышленно развитые страны. Это связано с чрезвычайно низкой эффективностью работы данных служб.

40% всего личного состава армии расположены в Московском военном округе, в радиусе 70 километров от столицы. В армии 12 тысяч котельных, половина из них никакого отношения к отоплению воинских частей не имеет, но в каждой работают солдаты или гражданский персонал.

В большинстве воинских частей одна и та же картина – пьяные прапорщики, всё разворовано, полный развал. Вызвано это тем, что государство последние десятилетие просто старалось не замечать армию и её проблемы, считая что если не замечаешь, то и денег платить не нужно. Принцип призыва восемнадцатилетних мальчишек со школьной скамьи привёл к тому, что те кто может, – уклоняются от службы поступая в институт, или просто откупаясь. В результате в армию попадают деревенские дети и правонарушители, которым предлагают на выбор – либо сесть, либо отслужить. И порядки в армии, а некоторых частях, мало отличаются от порядков на зоне. Это вызывает стойкое нежелание служить у молодежи, не желающей погибнуть, стать инвалидом, или просто потерять впустую два года жизни. Если же человек по своим убеждениям идёт в армию или в воинское училище с намерением связать свою жизнь с военной службой, то он должен быть готов к бедной, одинокой жизни (девушки редко выходят замуж за малообеспеченных).

Некоторые предлагают перейти на профессиональную армию, но это было бы достаточно рискованным шагом. Единственная гарантия, что армия не пойдёт против своего народа, это его дети, которые в ней служат. Профессиональная армия – очень опасное оружие, и в демократическом государстве вооружённые силы должны быть поистине народными. Профессионал (наёмник), по определению служит за деньги, и если ему предложат больший контракт, – он может не устоять. Иностранцы явно превосходят нас по финансовым возможностям. Израиль, Германия, Швейцария не имеют профессиональных армий и не собираются их заводить. В США и Англии ВС давно формируются по контракту, но у этих стран особое географическое положение – им этого достаточно. Во Франции существует промежуточный вариант: есть части постоянной боевой готовности, в которых служат профессионалы – это контрактники, и есть система подготовки населения, - призыв на четыре-шесть месяцев. Людей учат, с какой стороны держать за автомат, куда нажимать. Вопрос с профессиональной армией остаётся открытым.

Из-за серьёзности положения президент назначил Сергея Иванова министром ВС России. Перед правительством поставлена задача поднять уровень оплаты военнослужащих до уровня заработной платы гражданских государственных работников в 2002 – 2003 годах. Как уже упоминалось, более трети расходов бюджета 2001 года предназначены на оборону и безопасность страны.

2.2.Внутриэкономическая безопасность.

Региональный уровень экономической безопасности.

Классификация и ранжировка регионов. Система региональных социально-экономических показателей.

К наиболее вероятным угрозам развития экономической безопасности России относятся угрозы возрастания неравномерности социально-экономического развития регионов России. Важнейшими факторами угроз являются:

Объективно существующие различия в уровне социально-экономического развития регионов, наличие депрессивных, кризисных и отсталых в экономическом отношении районов на фоне структурных сдвигов в промышленном производстве.

Нарушение производственно-технических связей между предприятиями отдельных городов России.

Увеличение разрыва в уровне производства национального дохода на душу населения между отдельными субъектами РФ.

Усиление национального сепаратизма, которому способствует этноэгоизм, этноцентризм и шовинизм, проявляющиеся в деятельности ряда общественных образований.

Разница в отношениях с федеральным бюджетом некоторых субъектов Федерации, появившаяся в середине 90-х годов, ведёт к невозможности реализации фундаментального конституционного принципа равноправия для всех субъектов Федерации.

Сегодня ведётся работа по приведению в соответствие с конституцией России законов субъектов Федерации, но многие субъекты идут на это крайне неохотно.

Происходит дальнейшее падение уровня социально-экономического развития в отсталых и слабоосвоенных районах с экстремальными природно-климатическими условиями в силу острой неконкурентоспособности местных производств и практически стихийного оттока населения из районов Севера.

Наблюдается чрезмерная территориальная концентрация производственных сил в результате преимущественного размещения торгово-промышленного и банковского капитала в немногих высокоурбанизированных зонах и крупнейших городах России, особенно в Москве и Санкт-Петербурге.

Так в 1997 году 11 регионов (гг. Москва, Санкт-Петербург, Московская, Самарская, Свердловская, Нижегородская, Пермская области, республики Татарстан и Башкортостан, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа) обеспечили 66% доходов в федеральный бюджет.[12]

И если на данный момент положение в связи с ростом российской экономики немного изменилось, диспропорции в развитии регионов сохраняются. Об этом можно судить по уровню покупательной способности населения 20 первых регионов России, приведённому в таблице 1, и по уровню концентрации доходов населения приведённому в таблице 2.[13]

                     

Рейтинг инвестиционного потенциала в 1999-2000 г Регион Соотношение доходов населения и прожиточного минимума
1 Москва 7,76
5 Ханты-Мансийский АО 5,26
19 Ямало–Ненецкий АО 5,01
32 Тюменская область 4,39
33 Республика Коми 3,77
26 Мурманская область 3,24
7 Самарская область 3,10
63 Республика Северная Осетия – Алания 3,03
6 Красноярский край 2,99
8 Республика Татарстан 2,81
62 Новгородская область 2,71
12 Челябинская область 2,66
17 Республика Саха (Якутия) 2,63
55 Тамбовская область 2,61
48 Томская область 2,60
13 Кемеровская область 2,58
9 Пермская область 2,54
11 Республика Башкортостан 2,54
16 Иркутская область 2,51
10 Краснодарский край 2,50

 Таблица 1. 20 лучших регионов по уровню покупательной способности населения.

Рейтинг инвестиционного потенциала 1999-2000 г Регион Доля в общероссийских доходах (%)
1 Москва 25,15
2 Санкт-Петербург 3,85
3 Московская область 3,39
7 Самарская область 2,61
4 Свердловская область 2,48
5 Ханты-Мансийский АО 2,45
10 Краснодарский край 2,36
15 Ростовская область 2,25
6 Красноярский край 2,11
11 Республика Башкортостан 2,10
12 Челябинская область 2,06
8 Республика Татарстан 2,02
13 Кемеровская область 2,02
16 Иркутская область 1,87
9 Пермская область 1,83
14 Нижегородская область 1,50
17 Республика Саха (Якутия) 1,49
18 Новосибирская область 1,40
21 Саратовская область 1,26
20 Приморский край 1,24

Таблица 2. 20 первых регионов с наибольшей концентрацией доходов населения. 

Из приведённой выше таблицы видно, что на долю 20-ти первых регионов с наибольшей концентрацией доходов населения приходится 65% всех доходов населения, причём 25% всех доходов приходится на одну Москву. Подобный  дисбаланс естественно вызывает социально-экономическую напряжённость населения. В России к москвичам нередко относятся как к представителям другого государства, чьи представления и образ жизни сильно оторваны от представлений и образа жизни всей остальной России. И это естественно, так как Москва является наиболее привлекательным инвестиционным регионом, предоставляющим максимальные возможности при минимальном риске. Её потенциал составляет 17 процентов от всего инвестиционного потенциала России, несмотря на то, что физический объём промышленного производства в Москве в 1999 году составил 35% от объёма 1991 года.

Структуру современного социального пространства российского общества можно охарактеризовать следующими стратами: 0,1:2:15:66:10:7.[14]

Первый уровень, включающий самую малочисленную часть богатого населения, владеющего половиной российского богатства, представляют руководители семи финансово-промышленных групп. Сюда же включаются руководители 50 корпораций, в руках которых сосредоточено почти всё богатство страны.

Вторая группа – это правящая государственная бюрократия, сконцентрированная преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге.

Третья группа включает средний слой, социально разнородный, сконцентрированный в небольшом числе крупных городов (преимущественно крупная и средняя буржуазия, местная бюрократия, частично верхушечная прослойка интеллигенции).

Четвёртую группу образует базовый слой населения, отчуждённого не только от собственности, но и от рабочих мест и оплаты за труд (большинство рабочих и служащих государственных и муниципальных предприятий, массовая интеллигенция, врачи, учителя, инженеры, учёные, низшая и средняя часть чиновничества).

Пятую группу составляют бедняки, нуждающиеся в социальной защите.

Шестая группа формируется из криминальных, и полукриминальных групп населения, рассредоточенных также преимущественно в крупных городах.[15]

После дефолта 1998 года часть третьей группы перешла в четвёртую, а часть четвёртой – в пятую и шестую группы. По оценкам экспертов, региональный срез четвёртой и пятой групп населения (более трёх четвертей общей численности) распределяется по регионам страны примерно в следующих пропорциях: Северный и Северо–Западный регионы – 10%, Центральный – 18%, Волго-Вятский – 7%, Центрально-Чернозёмный – 5%, Поволжский – 11%, Северо-Кавказский – 12%, Уральский – 13%, Западно-Сибирский – 11%, Восточно-Сибирский – 7%, Дальневосточный – 6%.

Различия в экономическом положении и интересах этих слоёв населения, обусловленные имущественной поляризацией, всё более приобретают антагонистический характер, что находит своё выражение в борьбе за удовлетворение своих насущных требований, и приводит чаще всего к возникновению социальных конфликтов.  

В России децильный коэффициент – больше 13. Это означает, что  разрыв в доходах между наиболее обеспеченными и наименее обеспеченными гражданами различается в 13 раз, хотя по международным меркам он не должен превышать 7 – 8, исключением является США, где он составляет 11 – 12 раз, но и жизнь в Америке значительно более напряжённая по сравнению с Западной Европой.

Среди малообеспеченных наибольшую долю составляют многодетные семьи. В политике доходов и заработной платы первостепенное внимание должно быть уделено социальной защите именно этого слоя населения. Рост бедности в значительной степени связан с тем, что в современной России инфляционное бремя распределяется неравномерно. Удорожание потребительских товаров и услуг в первую очередь и в большей мере распространяется на те из них, которые удовлетворяют первичные жизненные потребности и составляют основу потребления малообеспеченных слоёв населения.

Коэффициент Джини в России составляет 38%[16], что ниже чем в ЮАР (58%), Чили (56%) и Мексике (54%), но выше, чем в Дании (24%), Швеции (25%), Чехии (26%). Данный коэффициент необходимо снижать.

Как уже упоминалось, существуют опасности сепаратизма, связанные не с выходом тех или иных субъектов РФ из её состава, а со своеобразной «внутренней эмиграцией» регионов, формированием на их территории закрытых политико-экономических систем.

В этих условиях законотворчество субъектов РФ, в частности принятие республиканских конституций, уставов краёв и областей, становится не столько юридической, сколько политической проблемой. Конституции и законодательные акты некоторых субъектов Федерации по многим важным положениям не соответствуют Конституции РФ и федеральным законам. В нарушение положений Конституции РФ и ФКЗ «О судебной системе РФ» к компетенции многих субъектов отнесено назначение судей федеральных судов, а в отдельных случаях и прокуроров. Указанные противоречия объективно создают правовые предпосылки для сепаратистских устремлений отдельных субъектов Федерации и политической дезинтеграции России.

При этом следует учитывать, что «национализация» региональной политики носит формальный и искусственный характер, являясь для местных элит формой легитимизации власти и способом реализации собственных экономических интересов.

В целом, при рассмотрении данной проблемы можно выделить три основных направления, формирующих её содержание:

Концепция территориальной, «губернской» федерации, что предполагает отказ от национально-территориального деления РФ.

Концепция «укрупнения регионов», что ведёт к сокращению числа субъектов РФ, в первую очередь, не располагающих достаточным экономическим потенциалом.

Концепция развития и укрепления горизонтальных связей в РФ на основе консолидирующих процессов формирования межрегиональных ассоциаций экономического взаимодействия.

Третий путь значительно проще, но менее эффективен. Недавнее разделение России на семь федеральных округов, переподчинение судебной власти данным федеральным структурам, изменение правил назначения прокуроров означает, что властные структуры избрали гибрид 1 и 2 концепции. В пользу данной версии говорят и «утечки» информации о разделении Курганской области между тремя соседними регионами, и недавнее обращение жителей Ивановской области о присоединении их к более благополучным соседям. Реализация 1 и 2 концепции будет значительно затруднена целым рядом политических обстоятельств, нежеланием руководства депрессивных регионов отказаться от власти.

Экономическая интеграция регионов выступает обязательным условием функционирования общероссийского рынка. Однако отдельные районы, особенно богатые природно-сырьевыми ресурсами, стремятся к одностороннему использованию своих преимуществ. Отсюда вытекает необходимость территориально – дифференцированной политики государства, с тем, чтобы создать для регионов примерно равные рыночные условия (с использованием мер прямого и косвенного регулирования, включая различные формы государственного программирования и прогнозирования).    

В связи с этим тезис, что государство постепенно должно «уйти» из сферы экономики, является явно необоснованным. Для нашей страны с её обширной территорией и большими межрегиональными различиями необходимо, наоборот, сохранение координирующей роли государства. Оно обеспечивает согласованное экономическое поведение хозяйствующих субъектов, функционирующих в резко различных природных и экономических условиях конкретных территорий.

В общих чертах структура формирования региональной экономической безопасности России – это прежде всего комплекс экономических, геополитических, экологических правовых и иных условий, которые призваны обеспечивать:

Предпосылки для её выживания и сохранения её региональных структур в условиях кризиса и будущего развития.

Защиту жизненно важных интересов страны и её территорий в отношении ресурсного потенциала.

Создание внутреннего иммунитета и внешней защищённости от дестабилизирующих воздействий.

Конкурентоспособность регионов на внутренних и мировых рынках и устойчивость финансового положения страны.

Условия и образ жизни, достойные цивилизованного человека и возможности устойчивого и нормального воспроизводства общественных процессов.

Экономическая безопасность региона – это совокупность условий и факторов, характеризующих текущее состояние экономики, стабильность, устойчивость и поступательность её развития.[17]

В этом году правительство приняло проект «Основных направлений социально-экономической политики правительства РФ на долгосрочную перспективу», разработанный центром стратегических разработок Германа Грефа. В нём признаётся , «в новом веке возрастёт интерес мирового сообщества к малозаселённым территориям России как к стратегическому резерву общепланетарного значения… Различные контактные зоны будут испытывать разные внешние притяжения».[18]

Авторы «Направлений» обоснованно считают, что «активное включение России в процесс экономической глобализации… должно использоваться для усиления внутренней экономической интеграции». И предлагают для этого развивать трансконтинентальные коммуникации, сдерживая рост тарифов на перевозку грузов на дальние расстояния. 

Системообразующие отрасли и структуры.

Макроэкономические показатели.

Первая группа индикаторов экономической безопасности касается производственной сферы, её способности функционировать при минимальной зависимости от внешнего мира. Крайне важными  здесь считаются пороговые значения по общему объёму производства. Принята следующая величина пороговых значений: объём ВВП в целом – в размере 75% от среднего показателя по странам «большой семёрки», на душу населения – 50% от среднего по «семёрке», и 100% – от среднемирового показателя ВВП.

По размерам ВВП Россия занимала в 1999 году 14 место после США, Китая, Японии, Германии, Индии, Франции, Великобритании, Италии, Бразилии, Мексики, Канады, Испании и Южной Кореи. По паритету покупательной способности ВВП составлял порядка 700 млн. долларов, что составляет 27% от среднего по «семёрке», на душу населения – примерно 18% от среднего по «семёрке», и 24% - от среднемирового. В 2001 году ожидается рост ВВП на 4,3%, тогда как в 2000 году он составил 8,9%.[19] 

По мнению некоторых экономистов росту ВВП необоснованно придаётся слишком большое значение, особенно в экономике, ориентированной на экспорт сырья и материалов. Ведь от увеличения объёма экспорта товаров с низкой добавленной стоимостью ВВП растёт, но положение производственной сферы от этого не улучшается.

Пороговые значения для индикаторов, характеризующих структуру производства и долю импорта во внутреннем производстве: доля в промышленном производстве обрабатывающей промышленности – 70%, машиностроения – 20%, доля импорта во внутреннем потреблении населения – 30%, в том числе продовольственного – 25%.

После кризиса 1998 года доля обрабатывающей промышленности возросла до 53 – 54%, а машиностроения – до 17 – 18%, доля импорта упала, но в данный момент наблюдается тенденция к увеличению импорта в связи с укреплением рубля. В целом за год импорт оценивается в 49 – 50 млрд. долларов (на 10 – 11% больше прошлого года). 

Инвестиции в производство росли до июня 2000 года, и за 1999 год составили 26% ВВП при пороговом показателе 25%, однако впоследствии произошло замедление роста инвестиций, и начиная с сентября 2000 года начался спад.[20]

Второй важной группой являются пороговые значения индикаторов уровня жизни населения. О коэффициентах Джини и разницы в доходах упоминалось выше, а вот пороговые индикаторы продолжительности жизни – 70 лет, показателя безработицы – 7%.

По данным Госкомстата за 1999 год средняя продолжительность жизни – 64 года, а показатель безработицы находится на уровне 10% (по методике МОТ).

Третьей, наиболее обширной группой являются пороговые значения индикаторов финансового состояния:

Пороговый объём внутреннего долга в процентах к ВВП – 30% (сейчас  примерно 17% ВВП);

Пороговый объём внешнего долга в процентах к ВВП – 25% (сейчас примерно 54% ВВП);

Дефицит бюджета в процентах к ВВП – до 5% (на данный момент наблюдается устойчивый профицит примерно в 2% от ВВП);

Пороговое значение объёма иностранной валюты в наличной форме к объёму наличных рублей – 25% (более 100% на сегодняшний день);

Пороговое значение денежной массы (М2) в процентах к ВВП – 50% (порядка 20 – 21% на данный момент).

Наибольшую угрозу экономической безопасности России в настоящий момент представляют показатели денежной массы и внешнего долга.

В России сохраняется крайне низкая монетизация экономики, в то время, как в промышленно развитых странах этот показатель нередко превышает 100%. Рыночной экономике для развития требуется гораздо больше живых денег, это является одной из причин значительной долларизации денежного обращения.

На 2003 – 2004 годы приходятся пиковые выплаты по внешней задолженности государства, составляющие 14 и 17 млрд. долларов соответственно, что составляет порядка 33% и 41% федерального бюджета. Это очень тяжёлая нагрузка на Россию, особенно в свете предстоящего падения цен на нефть и металлы на мировом рынке.

Правительство решило использовать часть профицита бюджета на создание накопительного фонда для выплаты внешней задолженности, однако правильнее было бы не замораживать эти средства на счёте а вложить их в виде инвестиций в российскую экономику. 

Системообразующие отрасли.           

По размеру и протяжённости территории Россия занимает первое место в мире. Три оставшихся монополиста связывают воедино всю страну. Три естественные монополии – МПС России, «Газпром» и РАО «ЕЭС» присутствуют практически во всех регионах РФ и существенно влияют на экономическую ситуацию в стране. Генри Кессинджер когда-то сказал, что Россию не победить, не разорвав её энергетическую и транспортную сеть. Так как РАО «ЕЭС» существенно зависит от «Газпрома», то его также можно включить в этот список. Правительство намерено реформировать все три отрасли, и от результата реформирования будет напрямую зависеть вопрос жизнеспособности России как единого государства.

МПС России.

Железнодорожный транспорт представляет собой единый производственно-технологический комплекс, с входящими в него предприятиями и учреждениями производственного и социального назначения, государственное управление которым осуществляет Министерство путей сообщения РФ.

Единство и целостность сети железнодорожных дорог создаёт условия для гибкого маневрирования финансовыми ресурсами, позволяет сосредотачивать их на устранении узких мест, обеспечивать реализацию выбираемых приоритетов по развитию и обновлению материально-технической базы отрасли и соответствующей социальной сферы.

В 1991 году съём продукции с одного километра пути был в 4 раза выше, а себестоимость перевозок – вдвое ниже, чем на железных дорогах США. [21]  Правительственным проектом «Концепций реформирования железнодорожного транспорта РФ» (существовавшим в 1998 году), предусматривается расчленение единой производственно-технологической структуры железных дорог, путём создания самостоятельных компаний по перевозкам грузов и пассажиров, выделения из состава отрасли заводов по ремонту подвижного состава и производству запасных частей и других изделий для железнодорожного транспорта, общестроительных подрядных организаций, закрытие или распродажа малодеятельных линий и предприятий подсобно-вспомогательного профиля, передача в муниципальную собственность жилищно-коммунального комплекса, отраслевых организаций культуры, просвещения и значительной части учреждений здравоохранения.

Реформа нацелена на выполнение требования МВФ и ЕБРР. В общем, предлагается сделать всё то, что было сделано с автомобильным, морским и воздушным транспортом.

С учётом финансовых результатов подсобно-вспомогательной деятельности железные дороги страны можно считать достаточно рентабельными. Их финансовое положение значительно лучше, чем на железных дорогах западноевропейских государств. Например, на железных дорогах ФРГ дефицит по основной деятельности относительно общих расходов примерно 56%, во Франции – 50%. Удельная величина тарифа на грузовые перевозки на отечественных железных дорогах на порядок ниже, чем за рубежом. Показатели эксплуатационной работы наших железных дорог также лучше, чем зарубежных.

При реформировании железных дорог выдвигаются ложные предпосылки, что они не испытывают конкуренции со стороны других видов транспорта. Это не так. При перевозке малогабаритных грузов на небольшие расстояния с железной дорогой конкурирует автомобильный транспорт, перевозке пассажиров на небольшие и средние расстояния – междугородние автобусы, на большие расстояния – авиация.

Дробление вагонного парка приведёт к ухудшению его использования, увеличением затрат на его содержание и обновление.

Что касается широкого доступа пользователей транспорта к инфраструктуре железных дорог, то уже сегодня тысячи грузоперевозчиков (отечественных и зарубежных) через сотни транспортно-экспедиторских предприятий разных форм собственности работают с клиентурой на договорных условиях.

Взглянув на состояние других видов транспорта видно, что будет после реорганизации с железнодорожным транспортом.

«Газпром».

Европа, не способная в течение трёх последних десятилетий обеспечить свои энергопотребности, чувствует себя весьма уязвимой в этом плане. Если учесть, что сейчас идёт процесс консолидации энергетических европейских компаний, становится ясным интерес Европы к дешёвым и стабильным поставкам газа из России. В начале октября 2000 года глава Еврокомиссии Романо Проди предложил увеличить экспорт российского газа в Европу с 80 до 150 – 160 млрд.[22] кубометров. Европа готова взамен помогать строить трубопроводы из России в Европу и вкладывать деньги в освоение новых нефтегазовых месторождений. О том, что российское руководство согласилось с предложенным планом свидетельствует ускорение строительства газопровода в обход Украины, завершение строительства трубопровода «голубой поток» и ряд других показателей.

Западные аналитики нередко в сердцах называют «Газпром» министерством, а не компанией. Это по сути дела и есть Министерство газовой промышленности СССР, в конце 80-х годов переименованное в акционерное общество министром Виктором Черномырдиным. Так оно и дожило до наших дней – почти что с прежним руководством, структурой и количеством занятых работников. Это единственная компании России, в случае либерализации которой на мировом рынке мы бы получили выигрыш в 40 млрд. долларов. Многое говорит о том, что «Газпром» за прошедшие годы смог существенно упрочить свои позиции. Компания, основной специализацией которой является добыча и реализация газа, двинулась сначала в «сопредельные» сферы  - металлургию, нефтехимию, машиностроение, производство удобрений, а позднее занялась телекоммуникациями и СМИ. Сегодня «Газпром» контролирует гигантский нефтехимический холдинг «Сибур», крупнейший в России холдинг по выпуску азотных удобрений «Агрохимпромхолдинг», в сферу его интересов входят Лебединский ГОК, Оскольский электрометаллургический комбинат и компания «Пермские моторы».[23] Кроме того, монополия все эти годы выстраивала транснациональные производственные цепочки. Ямальский газ поступает в Германию по газпромовским трубам и частично продаётся там через совместное предприятие. В Венгрии «Сибур» приобрёл один из крупнейших в Европе нефтехимических комбинатов Borsodchem. Хотя в последнее время нередко поднимается вопрос о том, что из этого принадлежит непосредственно «Газпрому».

Судя по регулярно появляющимся сообщениям, из «Газпрома» постоянно выводятся активы. Чего стоит одна печально известная компания «Итера».

Однако вопрос об активах – это лишь аспект гораздо более широкой проблемы. В 90-е годы существовало негласное соглашение между государством и «Газпромом». «Газпром» субсидировал российскую экономику, а государство не вмешивалось в дела компании. Сейчас государство хочет усилить свою роль в компании. С целью перестройки «Газпрома» Рэм Иванович Вяхирев был отправлен на заслуженный отдых «в связи с окончанием срока действия трудового контракта». Новым руководителем «Газпрома» был назначен заместитель министра энергетики Алексей Миллер, год до этого проработавший в  Министерстве атомной промышленности, малозаметный госчиновник второго эшелона, экономист по образованию.

Есть две причины данной рокировки в руководстве крупнейшего газового концерна в мире:

Необходимость реорганизации «Газпрома», создания конкурентного газового рынка в России (как это перекликается с повышением конкурентоспособности МПС и РАО «ЕЭС России»).

Вторая причина не так очевидна, но вполне вероятна. Давление со стороны европейских партнёров, начавших с конца 1998 года требовать понижения цен по заключённым долгосрочным контрактам на поставки газа, заставили Рэма Ивановича Вяхирева обратиться к идее «газового ОПЕКа» с тем, чтобы хоть как-то противостоять напору европейцев. Благо возможности для этого существовали – газ в Европу поставляют всего четыре страны: Норвегия, Россия, Саудовская Аравия и Алжир. Возможно, что страны ЕС, в лице Германии проллобировали отстранение «неудобного» Вяхирева.

Как бы то ни было, существует серьёзная угроза, что довольно скоро крупнейший мировой концерн будет принадлежать иностранцам, ведь недавно было снято ограничение на продажу акций «Газпрома» нерезидентам. И судя по бурной реакции фондового рынка России на отставку Вяхирева, - акции компании подорожали на 5% за час торгов после официального подтверждения отставки, скупка компании началась.

РАО «ЕЭС России».

Руководство РАО «ЕЭС России» давно громогласно заявляло о необходимости реструктуризации отрасли, о необходимости огромных инвестиций в переоборудование отрасли в ближайшие несколько лет. При отсутствии таковых, 40% оборудования должно выйти из строя к 2005 году. И тогда Россия, со своей растущей экономикой,  превратится из энергоизбыточной страны в энергодефицитную. По версии менеджмента РАО России необходимо 30-60 млрд. долларов капитальных вложений в течение 10 следующих лет, по версии других источников – 7–15 млрд.[24] Точных данных, основанных на проверке и тестировании оборудования нет ни у кого, поскольку серьёзной инвентаризации состояния основных фондов в энергетике не проводилось уже много лет.

Жалобы РАО «ЕЭС России» о недостатке средств выглядят несколько странно.  Официально на балансе РАО в 1999 году были зафиксированы  долгосрочные финансовые вложения в размере 4 млрд. долларов, тогда как вложения в основной капитал составили 1,2 млрд. долларов (для сравнения в 1997 году вложения в основной капитал составляли 5 млрд. долларов, а долгосрочные финансовые вложения – 2,1 млрд. долларов).      

Первый заместитель экономического прогнозирования и планирования РАО «ЕЭС России» Станислав Бржезянский считает, что «западные компании не захотят говорить об инвестициях, пока уровень тарифов не поднимется до среднеевропейского – три-четыре цента за киловатт-час … мы имеем очень сильный износ фондов, большие расстояния, при которых транспортировка электроэнергии требует существенно больших затрат, плюс суровый климат. Поэтому в среднем нам нужно выходить на европейский уровень цен на электроэнергию».[25]

Но подобный уровень цен на электроэнергию способен просто уничтожить российскую промышленность. Её энергоёмкость значительно выше, чем в промышленно развитых странах, поэтому необходимо государственное регулирование тарифов на электроэнергию для поддержки российской экономики. В конце концов, для оплаты электричества по европейским ценам надо иметь европейские доходы.

Правительство приняло недавно «Основные направления государственной политики реформирования электроэнергетики РФ».

При реформировании создаются два холдинга. В состав первого войдёт федеральная сетевая компания с примкнувшим к ней системным оператором (пульт с рубильниками, обеспечивающий баланс производства и потребления энергии в масштабах страны) и администратором торговой системы. Это и будет РАО «ЕЭС России». Второй холдинг будет объединять «генерирующие компании», создающиеся на базе крупных федеральных электростанций, находящихся под управлением РАО, включая наиболее эффективные гидро- и гидроаккумулирующие станции, и региональные АО-энерго, из состава которых выделят сети передач.

В результате на рынке передачи электроэнергии будет один монополист РАО «ЕЭС». Цена на передачу энергии и диспетчеризацию будут регулироваться государством. Ясно, что о конкуренции здесь речи не идёт, особенно если РАО будет работать по принципу – «захочу – передам, не захочу – строй свои сети».

Крупные генерирующие компании будут со временем проданы желающим, которые смогут заплатить за них настоящие деньги. У кого найдутся такие деньги заранее известно по опыту стран Восточной Европы. Так министерство финансов Чехии в конце 2000 года решило выставить на продажу 64% акций крупнейшей государственной энергетической компании CEZ. Данный пакет оценивается экспертами в 3 млрд. долларов, для утяжеления компании правительство намерено продать этому госмонополисту 6 из 8 региональных энергетических компаний. Ряд европейских и американских энергетических компаний, таких как испанская Endesa и бельгийская Tractebel, уже объявили о своём намерении объединиться и купить акции CEZ. Это делается для того, чтобы иностранцы не «растащили» госэнергетику на части, к тому же по бросовым ценам, что происходит сейчас в других государствах Восточной Европы.[26]  

Это масштабное реформирование очень похоже на вывод наиболее доходных активов из госсобственности. Государству останутся одни сети, которые не без участия менеджмента РАО «ЕЭС», находятся в плачевном состоянии. Вполне возможно, государству придётся дотировать ФСК и дочерние сетевые общества АО-энерго, так как стоимость за передачу вряд ли покроет требуемую сумму.

Государственный уровень экономической безопасности.

Самые большие потери за последние пятнадцать лет Россия понесла в области научно-технических, социально-культурных и людских ресурсов.

Научно-технические ресурсы.

К началу 1992 года в России в сфере науки было занято 3,5 миллиона человек (2,1 – научные работники), на начало 1995 года в сфере науки работало 1 миллион 124 тысячи человек (из них научных работников – 643 тысячи). С 1988  года по 1996 год из России навсегда уехало около 95 тысяч научных работников.[27]

Гораздо больше учёных выехало на работу по контракту, 10 – 15% этого потока остаётся за рубежом, и становятся постоянными эмигрантами.

Изощрённой формой «утечки» является найм на работу российских учёных и специалистов иностранными компаниями и СП с иностранным участием на территории России. Они «эмигрируют», не выезжая за границу.

Например, «Проктер энд Гэмбл» на 5 лет арендовало Институт биомедицинской химии АМН России. Американская корпорация Boeing размещает заказы на российских фирмах и оплачивает их после выполнения работ. Сейчас по такой схеме с ними работают более 30 российских компаний (ЦАГИ, IBS, «Хруничев» и другие). Недавно было объявлено о том, что создаётся венчурный фонд, и он вложится в частности в уже упоминавшееся ОАО «Гидромаш» – российский монополист по производству гидравлики для аэрокосмической техники. Корпорация Intel создала центр по разработке ПО в Нижнем Новгороде, где трудится более 120 человек, и ещё около 90 – по контракту.

Стоимость подготовки одного высококвалифицированного специалиста научно-технического профиля составляет 800 тысяч долларов (по расчётам американских специалистов). Если к категории научных работников прибавить высококвалифицированных инженерно-технических специалистов, медиков, учителей и деятелей культуры то Россия ежегодно теряет 50 – 60 млрд. долларов.

Помимо «внешней», существует «внутренняя утечка». А именно, исход учёных и специалистов из научно-технической сферы в другие области национальной экономики – административные, коммерческие и криминальные структуры.

Этот процесс превышает в 10 раз «утечку умов» за рубеж. 

ОЭСР, озаботившись проблемами роста научного потенциала России, рекомендовало ещё сократить кадровый потенциал в НИОКР до 500 – 600 тысяч человек при численности научных работников около 300 тысяч  (то есть, сократить вдвое против прежнего).       

По экспертным оценкам разрушение научно-технического потенциала наступает, если доля расходов на НИОКР в ВВП страны не превышает за 5 – 7 лет 1% в год, и доля занятых в науке падает до 2 – 4%. Расширенное воспроизводство происходит при прохождении верхнего предела в 1,5 – 2% ВВП, после чего количество лиц с высшим техническим и и естественно-научным образованием возрастает до 4 – 6%.

В этом плане весьма интересно сравнение финансирования на НИОКР в России и США, % от ВВП (таблица 3).

1991 1992 1993 1994 1995
Россия 1,03 0,57 0,52 0,47 0,41
США 2,6 2,6 2,6 2,6 2,7

 

Таблица 3. Объём финансирования НИОКР в России и США (% от ВВП).

По данным миннауки число научных работников в общем числе занятых в народном хозяйстве России упало с 4% в 1991 году до менее 2% в 1996 году. Совокупная иностранная помощь, оказанная России Западом, составляет 1,7 млрд. долларов в год. Это сопоставимо с объёмом российских годовых ассигнований на НИОКР в 1996 году – 11,565 трлн. неденоминированных рублей. Это механизм давления и выкачки научных продуктов.

Речь идёт о глобальном процессе современности – интелектуальном переделе мира. Происходит жёсткая конкурентная борьба отдельных государств и их группировок за преимущественное преобладание практически последним неподелённым ресурсом – интеллектом.

Социально-культурные и человеческие ресурсы.

Под социально-культурными ресурсами понимается культура и образованность нации, наличие общенациональных позитивных идеалов.

Все эти годы происходит чудовищное насилие над российской культурой. Ломка прежних идеалов и внесение надуманных убогих западных идеалов – типа «деньги – это всё» произвела сильные разрушения в человеческой психике. Наиболее пострадало молодое поколение, незащищенное жизненным опытом, и брошенное на произвол судьбы своими родителями, работающими для того, чтобы прокормить себя и свою семью, и государством, которому стало не до них. Вспышка молодёжной преступности, наркомании, проституции во многом обусловлена именно отсутствием внимания к ним со стороны государства и родителей. Происходит стремительное обесценивание общечеловеческих ценностей, в результате человек морально опускается до животного состояния.  Всё это подогревается засильем американского низкопробного кино на телевидении, тупой современной музыкальной культурой (за некоторыми исключениями), бульварной прессой и многочисленной кучей современной литературы, поставленной писателями на поток. Иногда создаётся ощущения внешнего воздействия в процессе оболванивании населения.

Впрочем, в этом процессе участвуют и свои. Чего стоит скорая реформа русского правописания, отменяющая «Правила» 1956 года и искусственно упрощающая русский язык по принципу пишется как слышится. Теперь в русском языке появятся новые слова типа: чаечный (от слова «чайка»), майяский (было такое племя майя).[28] От введения нового «Свода» может пропасть окончательно почтение нации к собственному языку (как это произошло давно в думе и на телевидении). В Германии и Австрии сейчас происходит именно такой процесс после реформирования орфографии.

В плане национальной идеи государство также не выдвинуло до сих пор ничего героического, кроме идеи либерализации и волшебной силы абсолютно конкурентного рынка, в котором все будут богаты и счастливы.

Под потерями в людских ресурсах понимается 10 летнее снижение рождаемости населения и очень высокая смертность от несчастных случаев, аварий и убийств.

Детей в возрасте от 0 до 4 лет в России порядка 6 млн., от 5 до 8 лет – порядка 8 млн., от 9 до 12 – порядка 10 млн.[29] Соответственно, через 10 – 12 лет появится очень актуальная проблема с военнослужащими и молодыми рабочими.

Смертность от несчастных случаев в России составляет ежегодно 156 человек на 100 000 населения, в США – 55 человек, в Норвегии – 28 человек.

Криминализация страны.

Всё это связано с высокой криминализацией населения страны, большой долей криминальной и полукриминальной экономики, правовым беспределом.

Всем известно, что предпринимательская деятельность в России сильно ограничена  незащищённостью бизнеса. Смертельно опасно начинать какой-то высокодоходный бизнес с быстрым возвратом вложенных средств без наличия солидной «крыши». Особенно опасно в сырьевых отраслях. Как сказал один высокопоставленный чиновник про угольную отрасль – «уголь вам не нефть, и уж прямо скажем не сахар. Здесь чужие не ходят».    

Сейчас готовится внесение на рассмотрение думой целого пакета документов по судебной реформе. Если она осуществится, и власть наконец начнёт сажать тех, кто грабит не вёдрами а составами будет легче.

Налоговое состояние экономической безопасности России.

Объективные тенденции изменения налогового климата в РФ:

Перекладывание налогового бремени на всё более узкий сектор налогоплательщиков. В связи с этим возникают представления о чрезмерности налогообложения доходов с последующими неадекватными требованиями его снижения.

Превращение налоговой системы в фактор подавления экономического роста и инвестиционной активности.

Подрыв объективных возможностей реального сектора в результате убыточности предприятий.

Расширение зоны «теневой» и криминальной экономики (включая в значительной степени вектор коммерческих банков).

Ослабление стимулирующего и регулирующего воздействия налогового механизма на поведенческую мотивацию предпринимательства.

Субъективные тенденции, вызванные конкретными действиями органов государственной власти:

Несогласованность различных направлений финансово-экономической политики.

Слабость экспертизы и отсутствие оценки законодательства с точки зрения критериев экономической безопасности, устойчивости налоговой системы и эффективности налоговой политики.

Плохая предсказуемость налоговой политики.

Усиливающаяся зависимость в проведении налоговой политики от международных финансовых организаций, иностранных политических кругов и ТНК (давление в отношении закона о разделе продукции, экспортно-импортных пошлин, открытых экономических зон, «водочной», «алмазной» и «естественных монополий» и ряда других законов).

Отсутствие механизмов защиты в проведении налоговой политики от лоббистских групп.

Финансовая и правовая незащищённость федеральных органов и сотрудников налоговых службы.

Неразработанность научных основ налогового права, противоречивость юридической нормативно-законодательной базы.

Недооценка фактора времени. Недостаточность и слабость реакции на нарушение общероссийского налогового законодательства.

Низкая экономическая, административная и уголовная ответственность управленческого персонала финансовых и кредитных организаций.[30]

Чрезмерная либерализация доступа иностранных фирм на внутренний российский рынок и беззащитность последнего перед агрессивной конкуренцией иностранных монополий вызвана чрезмерной открытостью экономики России.

С начала рыночных реформ бюджет держится на косвенных налогах, основная тяжесть которых приходится на наиболее незащищённые слои населения, соответственно собирается гораздо меньше налогов, чем если бы упор делался на прямое налогообложение самых богатых слоёв населения. Высокое косвенное налогообложение является в российской экономике фактором сдерживания спроса, косвенные налоги не связаны с эффективностью труда и капитала в известной мере противостоят ей.

ФЗ «О соглашении о разделе продукции» интенсифицирует политику массированного наращивания объёмов экспорта энергоносителей и других ресурсов из России. На основе массированного наращивания нефтедобычи и переброски сырой нефти за рубеж проблемы российской экономики только увеличиваются. Хуже того, при удвоении экспорта за 1994 – 1998 годы Россия потеряла 70% своего промышленного потенциала и внутреннего рынка, оказавшись в сети финансовой зависимости от мировой олигархии.

В этом законопроекте скрыта проблема амортизационного фонда, хотя в нефтедобыче она составляет 30% затрат на производство и впятеро превышает долю расходов на зарплату.

За прошлый год думой принято несколько законов об отнесении богатейших российских нефтегазовых месторождений к закону «О соглашении о разделе продукции».  

2.3.Внешнеэкономическая безопасность.

Проблемы ближнего и дальнего зарубежья. 

Основной проблемой внешнеэкономической безопасности является стремительное сокращение доли российской наукоёмкой и трудоёмкой продукции на зарубежных рынках.

На данный момент против России действует 55 антидемпинговых постановлений по различным видам продукции. Некоторые из них были введены вполне обоснованно, т.к. с либерализацией внешнеэкономической деятельности российские предприятия стали выходить на рынок с товаром по демпинговым ценам, конкурируя не только с местными поставщиками, но и между собой. Чего опытные иностранные компании давно себе не позволяют, справедливо полагая, что ценовые войны могут только ухудшить положение всех без исключения игроков на рынке.

Часть антидемпинговых мер была введена без реального обоснования.

Рынок продукции с высокой добавленной стоимостью давно жёстко поделён между различными иностранными компаниями. Нас достаточно легко пускают только на сырьевые рынки, т.к. продажа необработанного сырья выгодна странам импортёрам.

Например, мы по бросовым ценам торговали и продолжаем торговать со скандинавскими странами лесом и пиломатериалами. А затем покупаем у них дорогие мебельные гарнитуры, сделанные из этого леса. И подобных примеров множество.

В частности, торговать сырой российской нефтью убыточно для страны в целом. По расчётам РАН, расходы на добычу сибирской нефти обходятся в 8 долларов за баррель, тогда как в Саудовской Аравии эта цифра составляет 1,5 доллара. При одинаковых ценах на мировом рынке нефтедобывающие компании Саудовской Аравии значительно более рентабельны, чем российские нефтедобытчики.

Поэтому предложения Андрея Илларионова, установить ставку отсечения в 12 долларов за баррель, а остальное перечислять в фонд будущих поколений означает банкротство для наших нефтяников. А ведь это советник президента по экономике.

Для повышения прибыльности добычи нефти её надо подвергать глубокой переработке, развивать химическую промышленность.

Кстати, свыше 80% производственных мощностей глубокой нефтепереработки России находилось на территории Чеченской республики.

В этом году произошло реформирование импортных таможенных пошлин, для простоты работы таможенников оставили всего 4 ставки: 5, 10, 15, и 20%. По величине среднего таможенного тарифа, составляющем примерно 11%, Россия является одним из лидеров в мировой практике по открытости рынка. Видимо, правительство считает, что нашим внутренним производителям не хватает здоровой конкуренции со стороны зарубежных производителей.

Мало того, нас вдруг стали настойчиво приглашать в ВТО, вступление в которую, по словам иностранцев существенно увеличит торговые возможности России. Однако членство некоторых государств в ВТО не отменяет некоторые антидемпинговые меры со стороны США против них.

Почему именно сегодня, когда в США всё сильнее проявляются признаки глубокой рецессии, нас зовут в ВТО. Неужели американцы решили улучшить жизнь российских производителей и пустить их на свой рынок?

Вряд ли. Когда у американцев падает внутренний спрос, они ищут новые рынки сбыта за рубежом. Так на саммите стран Латинской Америки они лоббировали вступление последних в общую зону свободной торговли с США уже в 2003 году. Бразилии с трудом уговорить некоторых представителей саммита отложить дату создания зоны свободной торговли до 2005 года. Правительство Бразилии справедливо опасается за своих местных производителей. Так по данным канадских исследователей членство Канады в НАФТА экономически невыгодно для Канады.

Серьёзной проблемой ближнего зарубежья является одностороннее возмещение НДС Россией соседям по СНГ. В то время как российским производителям НДС практически не возвращается, и их экспортная продукция облагается двойным налогообложением сначала в России, затем в станах импортёрах.    

3.Необходимые меры для повышения экономической безопасности России.

Разница в размерах прямых зарубежных инвестиций в экономику Китая и России свидетельствует о разнице отношения иностранцев к России и Китаю. Конфронтация Китая и США не мешает последним вкладывать в десятки раз большие суммы в экономику Китая. Стали бы вы развивать экономику будущего конкурента и военного противника? Нет. Это означает, что Россию Запад воспринимает иначе, чем Китай, хотя по прозрачности экономики Китай идёт следом за Россией. Об этом свидетельствует и инвестиционная деятельность (точнее отсутствие таковой) крупнейших ТНК в России. Главной их задачей является захват той или иной доли российского рынка для расширения сбыта собственной продукции. Совокупность фактических и объявленных инвестиций крупнейших ТНК в российскую экономику составляет к общему объёму загранактивов чуть более 1%.[31] Это означает, что никаких крупных инвестиций крупнейшие инвесторы в Россию не вложили, и вкладывать не собираются (конечно если не будет совсем дармовых предложений, но для дешёвых приобретений больших денег и не требуется). Это означает, что Россию рассматривают как очень сильного потенциального соперника, в развитие экономики которого лучше не вкладываться – себе дороже будет. Так что большие инвестиции, которые вот-вот хлынут из-за рубежа широким потоком вслед за открытием и либерализацией рынка – это миф, от которого надо быстрее избавиться. Страны «семёрки» вкладываться в экономику России не будут (разве что купят по дешёвке «Газпром» да самые экономически выгодные генерирующие электростанции, либо что-то ещё). Ну что ж, в принципе не мы первые, немы последние. Ведь происходит активное растаскивание электроэнергетики и газовой промышленности в Восточной Европе и в странах Балтии по бросовым ценам, до нас просто пока не добрались.

Почему по дешёвке? Потому что в России на сегодняшний день практически нулевая капитализация. Государство за годы реформ несколько раз «опускало» своих сограждан и собственную промышленность на деньги. В результате компания РАО «ЕЭС», стоившая на момент своего образования 425 млрд. долларов, во время обвала Гайдаром рубля – 102 млрд., сейчас стоит 4 – 6 млрд. долларов. «ЛУКойл» стоит 10 – 12 млрд. долларов, тогда как схожая по размеру активов компания «Шеврон» – 70 – 80 млрд. долларов. «Газпром», стоимость которого должна колебаться от 150 до 300 млрд. долларов стоит 8 млрд.[32] И так со всеми российскими компаниями, точнее со всеми компаниями стран – участниц варшавского договора. Противник НАТО погиб в конце 80-х, теперь идёт активное поедание павшего.

Надо честно признать, что экономический курс был навязан извне. Ведь как показала практика, практически у всех крупных развивающихся стран, пользующихся советами и помощью МВФ и других международных организаций, созданных и выражающих интересы США и их союзников, развиться до уровня «большой семёрки» не удалось. Более того, внешняя задолженность таких стран как Мексика, Аргентина и Бразилия сегодня сопоставима с российской задолженностью. Хотя они гораздо дольше, чем Россия пытаются вытянуть свою экономику из долгов за счёт экспорта.

Значит, можно надеяться только на собственные силы. А скрытые резервы имеются, ведь по разным оценкам из страны утекло за последние годы только в денежной форме от 150 до 350 млрд. долларов.

Ниже перечислены некоторые меры, способствующие укреплению экономической безопасности.

Государство должно взять управление развитием экономики на себя, ведь США при проповедовании либерализации в других странах  у себя дома проводит очень жёсткую политику по импортным тарифам, защите собственного рынка, поддержке производителей сельскохозяйственной продукции. И именно государство своим госзаказом и рядом других мер вытянуло экономику США из депрессии 30-х годов и пытается то же самое сделать в настоящий момент.

Ни в коем случае нельзя сейчас вступать в ВТО, более сильные зарубежные конкуренты просто задавят российских производителей. Необходимо провести ещё одну реформу таможенных тарифов, с целью защиты собственных производителей, а не открытия рынка для проникновения иностранных компаний. 

Важной задачей является восстановление связей со странами Варшавского договора и странами СНГ, необходимо вернуть рынки сбыта для российской экономики, желательно создание торговых союзов типа НАФТА.

Необходимы жёсткие меры, препятствующие нелегальному вывозу капитала за границу.

Фондовый рынок, в своей сегодняшней форме сильно зависит от спекулятивной игры нерезидентов. Это своего рода казино. Необходимо сделать российский рынок более конкурентоспособным, его архитектуру менее искажённой, ввести наконец, налоговые стимулы для инвестиций в ценные бумаги и начать создание «финансовой площадки «Россия»». Упор следует делать на развитие рынка корпоративных облигаций с большим сроком обращения.

В ближайшее время ожидается спад мировой экономики, поэтому необходимо развивать внутренний российский рынок, повышать платёжеспособность населения.

Следует повысить эффективность управления собственностью – и в частном, и в государственных секторах. Не приватизировать за копейки рентабельные государственные предприятия, как это происходит сейчас. А увольнять тех менеджеров, которые это советуют.

Необходимо провести полное расследование приватизации крупнейших российских предприятий с тем, чтобы приватизированные с крупными нарушениями предприятия, неэффективно управляемые настоящими хозяевами национализировать, а по эффективным предприятиям с прозрачной финансовой структурой урегулировать все небольшие нарушения законодательства и закрыть дела. Таким образом, собственники будут твёрдо уверены в том, что это их собственность и государство больше не предъявит претензий за старые правонарушения.

Уменьшить существующий перекос национальной экономики в пользу экспортно ориентированного сектора экономики путём размещения масштабных государственных заказов в ВПК, атомную, машиностроительную, авиационную и авиакосмическую, химическую и фармацевтическую, электронную промышленность, и ряд других направлений, обеспечивающих создание товаров с высокой добавочной стоимостью. Необходимо обеспечить максимальную прозрачность всего инвестиционного процесса, для постоянного мониторинга и контроля.

Создавать налоговые льготы для предприятий, кооперирующихся в своей деятельности с предприятиями из других регионов. Причём делать это умнее, чем созданная льгота для малого бизнеса в виде отмены НДС для предприятий с квартальным оборотом меньше одного миллиона рублей. После этого другие предприятия просто отказались работать с льготниками, вследствие невозмещения государством НДС.

Пересмотреть план рестуктуризации РАО «ЕЭС», в настоящем виде ведущий только к кратному повышению цен на электроэнергию, разрыву единого энергетического пространства и растаскиванию наиболее экономически выгодных электростанций в собственность менеджмента и крупных зарубежных энергокомпаний.

Всеми мерами увеличивать благосостояние населения, через повышение заработной платы бюджетникам, признание государством долга перед гражданами и предприятиями, амнистия по долгам последних.

Построение государственной политики в области взаимодействия с национальными ТНК, путём приобретения в них блокирующего пакета за предоставление государством техники, земельных участков и определённой инфраструктуры.    

Заключение.

Основной компонент экономической безопасности – это экономическое развитие государства. Мировой опыт показывает, что рост ВВП и низкая инфляция далеко не всегда являются характеристикой повышения благосостояния населения и увеличения конкурентоспособности национальной экономики.

В данной работе дана попытка описания части наиболее серьёзных проблем экономической безопасности страны. Для решения последних, российскому правительству необходимо создать концепцию национальной безопасности и национального развития, составной частью которой должна являться экономическая безопасность и экономическое развитие. Это должна быть долгосрочная программа, минимум на 10 – 15 лет.

Метод решения тактических задач – это форма в лучшем случае топтания на месте, в худшем – отхода назад. В выборе экономического пути развития не стоит так слепо идти на поводу у представителей потенциального противника – ТНК, МВФ, ЕБРР, экономистов разного уровня типа Андрея Илларионова.

Пора становиться эффективными собственниками своей страны, своего народа. Времени на метания больше нет, сегодня или никогда.

Список литературы.

   

Б.Кузык, Стратегия развития: задачи перехода к геоэкономической модели. «Российский экономический журнал» №3, 2000 г.

В.Сенчагов, О сущности и основах стратегии экономической безопасности России. «Вопросы экономики» №1, 1995 г.

Л.Абалкин, Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение. «Вопросы экономики» №12, 1994 г.

«Россия – АТР. Проблема валютного регулирования и экономическая безопасность», под ред. Рудько-Селиванова В.В.,  Владивосток «Дальнаука», 1998 г.

А.Галиев, Оборонная инициатива, «Эксперт» №40, 2000 г.

А. Хазбиев, Миль под колпаком. «Эксперт» №41, 2000 г.

А. Галиев, Авиапром располовинили, «Эксперт» №19, 2001 г.

Э.А. Грязнов, КТНК в России. Позиции крупнейших в мире транснациональных корпораций в российской экономике. Москва, ООО «Инфограф» 2000 г.

Н. Архангельская, Оборона безопасности, «Эксперт» №44, 2000 г.

«Экономическая безопасность», под ред. Академика В.К. Сенчагова, Москва ЗАО «Финстатинформ», 1998 г.

Инвестиционный рейтинг российских регионов. «Эксперт» №41, 2000 г.

Т. Заславская, Реальна ли демократическая переориентация нашей экономики. ЭКО, №7   1997 г.

П. Савченко, М. Фёдорова, Е. Шелкова, Уровень и качество жизни: понятия, индикаторы, современное состояние в России. «Российский экономический журнал» №7,  2000 г.

А. Галиев, Необходимо, но не достаточно, «Эксперт» №11,  2001 г.

М.П. Тодаро, «Экономическое развитие», Москва, «Юнити» 1997 г.

ВВП ведущих стран мира, «Эксперт» №10, 2001 г.

А. Ивантер, Пробуждение, «Эксперт» №1-2, 2001 г.

Н. Конарев, К чему приведёт железнодорожное раздробление железнодорожного комплекса страны? «Российский экономический журнал» №5, 1998 год.

О. Власова, Сделка века, «Эксперт» №42, 2000 г.

О. Власова, П. Власов, В связи с окончанием контракта. «Эксперт» №21, 2001 г.

А.П. Градов , «Национальная экономика», 1997 г.

П. Быков, О. Власова, Осторожно, убьёт! «Эксперт» №16, 2001 г.

М. Рубченко, Это уже не воздух. «Эксперт» №44, 2000 г.

А. Иванова, Энергетическая приватизация, «Эксперт» №46, 2000 г.

Симанковский, Утечка умов и технологическая безопасность России, «Российский экономический журнал» №3, 1996 г.

Т. Базжина, А. Привалов, Жы – Шы, «Эксперт» №20, 2001 г.

Госкомстат России, 2000 г.

А. Логвина, Налоговое состояние экономической безопасности России. «Российский экономический журнал» №5, 1998  г.

А. Годзинский, О ликвидных долгах и добросовестных заёмщиках, «Эксперт» №21, 2001 г.


[1] Б.Кузык, Стратегия развития: задачи перехода к геоэкономической модели. «Российский экономический журнал» №3, 2000 г.

[2] В.Сенчагов, О сущности и основах стратегии экономической безопасности России. «Вопросы экономики» №1, 1995 г.

[3] Л.Абалкин, Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение. «Вопросы экономики» №12, 1994 г.         

[4] В.Сенчагов, О сущности и основах стратегии экономической безопасности России. «Вопросы экономики» №1, 1995 г.

[5] «Россия – АТР. Проблема валютного регулирования и экономическая безопасность», под ред. Рудько-Селиванова В.В.,  Владивосток «Дальнаука», 1998 г.

[6] А.Галиев, Оборонная инициатива, «Эксперт» №40, 2000 г.

[7] А. Хазбиев, Миль под колпаком. «Эксперт» №41, 2000 г.

[8] А. Галиев, Оборонная инициатива, «Эксперт» №40, 2000 г.

[9] А. Галиев, Авиапром располовинили, «Эксперт» №19, 2001 г.

[10] Э.А. Грязнов, КТНК в России. Позиции крупнейших в мире транснациональных корпораций в российской экономике. Москва, ООО «Инфограф» 2000 г.

[11] Н. Архангельская, Оборона безопасности, «Эксперт» №44, 2000 г.

[12] «Экономическая безопасность», под ред. Академика В.К. Сенчагова, Москва ЗАО «Финстатинформ», 1998 г.

[13] Инвестиционный рейтинг российских регионов. «Эксперт» №41, 2000 г.

[14] «Экономическая безопасность», под ред. Академика В.К. Сенчагова, Москва ЗАО «Финстатинформ», 1998 г.

 

[15] Т. Заславская, Реальна ли демократическая переориентация нашей экономики. ЭКО, №7   1997 г.

[16] П. Савченко, М. Фёдорова, Е. Шелкова, Уровень и качество жизни: понятия, индикаторы, современное состояние в России. «Российский экономический журнал» №7,  2000 г.

[17] «Экономическая безопасность», под ред. Академика В.К. Сенчагова, Москва ЗАО «Финстатинформ», 1998 г.

[18] А. Галиев, Необходимо, но не достаточно, «Эксперт» №11,  2001 г.

[19] ВВП ведущих стран мира, «Эксперт» №10, 2001 г.

[20] А. Ивантер, Пробуждение, «Эксперт» №1-2, 2001 г.

[21] Н. Конарев, К чему приведёт железнодорожное раздробление железнодорожного комплекса страны? «Российский экономический журнал» №5, 1998 год.

[22] О. Власова, Сделка века, «Эксперт» №42, 2000 г.

[23] О. Власова, П. Власов, В связи с окончанием контракта. «Эксперт» №21,  2001 г.

[24] П. Быков, О. Власова, Осторожно, убьёт! «Эксперт» №16, 2001 г.

[25] М. Рубченко, Это уже не воздух. «Эксперт» №44, 2000 г.

[26] А. Иванова, Энергетическая приватизация, «Эксперт» №46, 2000 г.

[27] Симанковский, Утечка умов и технологическая безопасность России, «Российский экономический журнал» №3, 1996 г.

[28] Т. Базжина, А. Привалов, Жы – Шы, «Эксперт» №20, 2001 г.

[29] Госкомстат России, 2000 г.

[30] А. Логвина, Налоговое состояние экономической безопасности России. «Российский экономический журнал» №5, 1998  г.

[31] Э.А. Грязнов, КТНК в России. Позиции крупнейших в мире транснациональных корпораций в российской экономике. Москва, 2000 г.

[32] А. Годзинский, О ликвидных долгах и добросовестных заёмщиках, «Эксперт» №21, 2001 г.